Меню Рубрики

Ганс селье стресс и дистресс аудиокнига

99 Пожалуйста дождитесь своей очереди, идёт подготовка вашей ссылки для скачивания.

Скачивание начинается. Если скачивание не началось автоматически, пожалуйста нажмите на эту ссылку.

Описание и краткое содержание «Стресс без дистресса» читать бесплатно онлайн.

Предлагаемая вниманию советских читателей книга Ганса Селье «Стресс без дистресса» — это, по признанию самого автора, его любимое детище, итог многолетних исследований и размышлений. Имя автора настоящей книги в рекомендациях не нуждается. Врач по образованию, биолог с мировым именем, директор Института экспериментальной медицины и хирургии (ныне Международный институт стресса) в Монреале, Ганс Селье на протяжении почти полу-столетия разрабатывает проблемы общего адаптационного синдрома и стресса.

Советским ученым он известен по изданным в СССР книгам «Очерки об адаптационном синдроме» (Медгиз, 1960), «Профилактика неврозов сердца химическими средствами» (Медгиз, 1961), «На уровне целого организма» («Наука», 1972).

Книгу «Стресс без дистресса» условно можно разделить на две части. Первая представляет собой превосходное изложение основных данных об общем адаптационном синдроме. В ней сжато и популярно изложена сущность биологической концепции стресса — смысл самого феномена и основные этапы его изучения.

Во второй части Г. Селье предлагает свой «кодекс поведения», или кодекс нравственности,— систему этических положений, определяющих, в чем состоит смысл жизни и какими принципами следует руководствоваться, чтобы реализовать свой врожденный потенциал, «выразить свое Я»» и достичь таким образом «глобальной» жизненной цели.

Гансу Селье кажется, он даже уверен в этом, что вторая, этико-философская часть книги вытекает из первой, биологической. Причем вытекает с логической неизбежностью, поскольку все ее этико-философские построения основаны не на абстрактных рассуждениях, а исходят из непреложных биологических законов, которые могут быть объективно продемонстрированы.

На самом деле это не совсем так, и положения второй части книги отнюдь не выводятся из первой с той доказательностью и наглядностью, которые характерны для ее первых страниц. И все же нельзя утверждать, что книга Г. Селье разрозненна и фрагментарна. Внутреннее единство в ней, несомненно, есть, но оно достигается не формальной логикой изложения; Книгу цементирует личность автора, который выразил себя в ней с предельной искренностью и полнотой.

Поэтому, прежде чем анализировать и оценивать содержание «биологической» и «философской» частей книги, скажем несколько слов о ее авторе — ученом и человеке.

Ганс Селье родился в 1907 г. в семье врача, имевшего собственную хирургическую клинику в г. Комарно (Австро-Венгрия). После развала лоскутной монархии городок этот оказался на территории Чехословакии, и именно в этой стране Селье получил образование — на медицинском факультете Пражского университета. Затем он продолжил учебу в Риме и в Париже.

Но в предвоенной Европе ученый — антифашист и гуманист не мог найти себе места и вынужден был эмигрировать за океан; он прочно обосновался в Канаде, где возглавил Институт экспериментальной медицины и хирургии.

Еще в Праге, работая в университетской клинике инфекционных болезней, Селье обратил внимание на то, что первые проявления разнообразных инфекций совершенно одинаковы; различия появляются спустя несколько дней, а начальные симптомы (слабость, температура, снижение аппетита) во всех случаях одни и те же.

Тогда же он стал разрабатывать свою гипотезу общего адаптационного синдрома, согласно которой болезнетворный фактор (в случае инфекционного заболевания — микроб) обладает своеобразным «пусковым» действием, включает выработанные в процессе эволюции механизмы, которые являются важнейшей составной частью развертывания картины заболевания.

Занявшись исследованием этих механизмов, Селье пришел к формулировке более универсальной концепции стресса. При изучении механизмов стресса были обнаружены факты фундаментального значения, в частности выяснена роль гормонов в стрессовых реакциях и тем самым установлено их участие в неэндокринных заболеваниях.

Эпохальный вклад в науку состоит зачастую не в открытии нового факта или явления (фактов в биологических науках накоплено огромное количество), а в способе их нового понимания и истолкования. Выдающийся ученый выдвигает новые идеи и формулирует концепции для объяснения эмпирических наблюдений и экспериментальных находок, которые дотоле не складывались в единую картину, а были разрозненными и потому, необъяснимыми.

Г. Селье — один из тех, кто оказал огромное влияние па биологическую науку не столько конкретными открытиями, скажем новых гормонов, сколько введением новаторских и чрезвычайно плодотворных идей. Но случайно слово «стресс» и обозначаемое им понятие получили широкое распространение и в науке, и за ее пределами. Нет такого образованного человека, который не пользовался бы этим понятием. Оно вошло в медицинские словари, учебники, справочники, энциклопедии и в повседневный обиход.

Г. Селье — крупнейший ученый-биолог, продолжающий традиции материалистического естествознания, идущие от Клода Бернара, И. М. Сеченова и И.П. Павлова. В области биологии взгляды Селье отчетливы и последовательны.

Но как только он покидает свою профессиональную сферу и углубляется в область социальных отношений, его общественная позиция и мировоззрение оказываются уже не столь отчетливыми. Г. Селье, несомненно, «прогрессист», хотя, в чем именно должен состоять социальный прогресс, он представляет не совсем ясно. Селье против войны, против насилия, против ограничения свободы мысли, против нищеты, Но позитивные его идеалы весьма расплывчаты.

Селье родился в бурное время, и судьба поначалу бросала его в «горячие точки» Европы накануне второй мировой войны; наконец Селье нашел приют в западном полушарии, где полностью погрузился в исследование биологических проблем. Он вполне искренно считает, что его «философия жизни» возникла из размышлений над проблемами стресса, изучения кататоксических и синтоксических реакций, типов симбиоза и т. д. Однако взгляды его, как и всякого другого человека, формировались под влиянием общественной среды: родителей, которые прививали ему добродетели либеральной интеллигентской семьи — любовь к труду, уважение к духовным ценностям, сочувствие к страданиям; религии и позже — академического окружения в тихом университетском городке, достаточно удаленном от кровавых полей, на которых решались судьбы мира и прогресса. Общественная позиция Селье — это позиция абстрактного гуманизма.

Противоречивость Селье наглядно проявилась в его любимом детище -книге «Стресс без дистресса». Ее главная особенность — сочетание исключительной глубины биологического мышления с удивительной политической наивностью (Это подтверждает справедливость известных слов А. С. Пушкина о чертах, которые «соединяются с гением, обыкновенно простодушным, и великим характером, всегда откровенным».) В первой половине книги, где Селье излагает учение об общем адаптационном синдроме (ОАС), он оригинальный мыслитель, изменивший прежние представления о фазах развития патологических процессов, углубивший понимание закономерностей работы различных функциональных систем организма, адаптирующегося к внешней среде. Эта часть книги написана легко, с той сжатой энергией и точностью языка, которые даются лишь тем, кто глубоко и свободно владеет предметом.

Во второй части книги Селье формулирует кодекс нравственности, который он сам называет «принципом альтруистического эгоизма». Это система этических ценностей, которой Селье придает настолько большое значение, что не колеблясь заявляет: «Я считал бы главным достижением своей жизни, если бы мне удалось рассказать об альтруистическом эгоизме так ясно и убедительно, чтобы сделать его девизом общечеловеческой этики» (с. 53). Из этих слов ясно, как эмоционально относится автор к своему труду, и в этом, вероятно, причина того, что эту часть своей работы он не оценивает с той холодной бесстрастностью, с той беспощадной самокритичностью, взыскательностью и даже придирчивостью, которые характерны для его биологических исследований.

в чем же состоит принцип «альтруистического эгоизма»? Вкратце он сводится к трем пунктам.

Во-первых, Селье переносит на систему межличностных и даже межнациональных, межгосударственных отношений те законы, которые имеют биологическое обоснование.

Во-вторых, в основу альтруистического эгоизма положено, как считает Г. Селье, вполне реалистическое и потому легко осуществимое жизненное правило: поступай так, чтобы завоевать любовь других людей.

В-третьих, следуя этому правилу, человек вызовет расположение и доброжелательное отношение окружающих и тем самым создаст для себя максимум безопасности и возможностей успеха.

Что можно сказать по поводу этой системы? Автор стремится к строго научному ее построению. Но сама по себе процедура переноса законов биологического развития в сферу общественных отношений уже есть отход от «строго научного метода». Это рассуждение но аналогии, или правдоподобное рассуждение, которое не имеет доказательной силы. Если бы физик вздумал объяснять закономерности воспалительного процесса путем простого переноса, скажем, законов термодинамики, Г. Селье опротестовал бы такую вольность и стал бы отстаивать качественное своеобразие биологических явлений и законов, управляющих ими. Но столь же неправомерно переносить и биологические законы на ту область, в которой они не действуют.

источник

Психология Теория стресса Ганса Селье

Динамика стресса по Гансу Селье Анатолий Толопило

Познавательный фильм Стресс

Ганс Селье Стресс без дистресса Booktrailer

Стресс и его влияние на организм д м н Егоров А И

Долгий стресс вызывает тяжёлые болезни и смерть Сергей Шустов

Что происходит с организмом во время стресса

Три стадии стресса по Селье тревога сопротивление истощение

КАК СТРЕСС ВЛИЯЕТ НА ТВОЙ ОРГАНИЗМ RUS VOICE НАУКА

Стресс Документальный фильм

Адаптация и стресс патофизиология Механизмы Антистрессорные Механизмы

Стресс Как управлять им Самопомощь Фармакологическая помощь при остром и хроническом стрессе

Что такое стресс и особенности психологического стресса

Стресс дистресс Важный принцип внутренней работы

Умрюхин Павел Физиология стресса

Ганс Селье Стресс без дистресса Booktrailer

Стресс и как мы с ним боремся Теория Лазаруса и Фолькман

КНИГА Ганс Селье От мечты к открытию Как стать ученым

Стресс Необычные способы борьбы с ним

От мечты к открытию Метод Ключ

Стадии стресса и их динамика развития

ЧТО ТАКОЕ СТРЕСС Положительный и отрицательный стресс ЭУСТРЕСС и ДИСТРЕСС Без слов

Глава 8 Иммунитет стресс и болезни Психология стресса Роберт Сапольски

ЧТО ТАКОЕ СТРЕСС Положительный и отрицательный стресс ЭУСТРЕСС и ДИСТРЕСС

Общий адаптационный синдром Учение о стрессе 01

Глава 1 Почему у зебр не бывает язв Психология стресса Роберт Сапольски

Дубынин Вячеслав Мозг Норадреналин и адреналин азарт стресс и не только

селье стресс без дистресса

ПСИХОЛОГИЯ БИЗНЕСА Методики снятия и профилактики стресса

Зачем нужны тяжёлые тренировки

Стресс в команде проекта три стадии развития стресса в ходе развития команды

О психологическом стрессе Общий адаптационный синдром при стрессе

Глава 9 Стресс и боль Психология стресса Роберт Сапольски

12 Стресс физиологический

Стресс Снятие стресса Причины стресса

Нация в состоянии стресса Трейлер

Стресс физиология Сатья дас

Биоуправление Лекция 3 Стресс Фазы стресса дистресс Профессионально значимые виды стресса

Стресс и стресс менеджмент в деятельности педагога Видеолекции Инфоурок

Здесь Вы можете прослушать и скачать песни по запросу Стресс Ганс Селье в высоком качестве. Для того чтобы прослушать песню нажмите на кнопку «Слушать», если Вы хотите скачать песню или посмотреть клип нажмите на кнопку «Скачать» и Вы попадете на страницу с возможностью скачать песню, прослушать ее и посмотреть клип. Рекомендуем прослушать первую композицию Стресс Ганс Селье длительностью 25 мин и 28 сек, размер файла 33.52 MB.

Syntouch Spins Desolation Intro Mix

Everyday Feat Yfn Lucci Ralo

30 Лет Таллиннскому Рок Клубу Rock N Ball 2017

Sufjan Stevens The Transfiguration

Hind Kino O Zbek Tilida Merosxor Хинд Кино Узб480P

Песня Бомба 2019 Слушать Одно Наслаждение

Disney Toy Story Slide And Surprise Playset With Color Splash Buddies

Free To Fly Feat Warren G

Top Japanese Romantic Movie Full Hd 2019 Topmusic Ncs Release

Elliphant Down On Life Sco Remix

Snoop Dogg Nate Dogg Dr Dre

Gta 5 Online Playboy Mansion Easter Egg Bunny Party Easter Egg Hunting Gta 5

Вечер Памяти Святителя Макария Невского 4 Марта 2018 Года

Что Это За Чудо Читы Creative Destruction На Пк

источник

Выдающийся канадский физиолог Ганс Селье не создал своего направления в психологии, однако много его идей имеют основополагающее значение для этой науки. Вопросы адаптации и приспособления организма, стресса и дистресса, творчества (в частности научного), этического истолкования естественнонаучных и психологических открытий, поиска смысла жизни, построение этической теории альтруистического эгоизма — все это дает основания отвести Селье почетное место в истории психологии.

Ганс Селье родился в Вене. С 1932 года работал в Канаде. Проявил большое трудолюбие и творческий поиск в научно-исследовательской работе. Ему принадлежит более тысячи публикаций, среди них 20 монографий. Он создал институт, которым руководил много лет. Был активным организатором исследований проблем стресса, результаты которых вышли далеко за границы патофизиологии и получили общенаучное значение.

В 1936 г., изучая влияние неблагоприятных условий на крыс, Селье сформулировал понятие «стресс как синдром физиологического ответа на повреждение как таковое» и понятие «общий адаптационный синдром» (General Adaptation Syndrome, GAS). Этот синдром был назван «триадой».

Когда стрессогенный фактор действует непрерывно, «триада стресса» меняется по интенсивности. Соответственно существует три стадии этих изменений.

Стадии общего адаптационного синдрома:

1. Реакция тревоги и мобилизация адаптивных возможностей организма.

2. Стадия резистентности (сопротивления).

Селье отмечает, что ни один организм не может постоянно находиться в состоянии тревоги. Если стресс-агент слишком сильный, организм погибает еще на стадии тревоги, в течение первых часов или дней. Если он выживает, то за первоначальной реакцией обязательно наступает стадия «резистентности»

Второй стадии свойственна сбалансированность в расходах резервов адаптации. Организм продолжает существовать, хотя требования к адаптационным системам имеют повышенный характер. Поскольку «адаптивная энергия не безгранична», а стрессор продолжает свое влияние, наступает стадия истощения.

Здесь, как и на первой стадии, возникают сигналы о несбалансированности стрессогенных требований среды и ответов организма на эти требования. Помощь уже не может осуществляться за счет собственных резервов, это лишь призыв о помощи из внешнего мира — поддержка или устранения стрессора, который истощает организм.

Коллизионные ситуации могут длиться короткое время, когда приходят на помощь всегда готовые программы реагирования. Эти ситуации (уже как длительные) требуют адаптивной перестройки функциональных систем организма, что должно сказываться и на внутренних субъективных состояниях.

При длительном пребывании организма в экстремальных условиях наступают значительные изменения — физиологические, психологические и социально-психологические. Они приобретают уже необратимый характер. Организм вступает в полосу патологических повреждений, что может привести к смерти. В дальнейших исследованиях явления общего адаптивного синдрома было установлено, что возникает стадия «супер и гиперкомпенсации», когда необратимо подавлены защитные механизмы, истощенные эрготропные функции живой системы и начинают доминировать трофотропные факторы, что неизбежно приводит организм к коллапсу, шока и смерти, если только не вмешаются внешние силы.

Селье выдвинул теорию, что синдром общей адаптации присущ любым живим организмам, включая людей. Различные изменения среды вызывают один и тот же «неспецифический» физиологический ответ, который может быть вреден или полезен организму. Он и называется стрессом.

Стресс — это неспецифический ответ на любые требования среды, представляющий собой напряжение организма, направленное на приспособление и преодоление возникших трудностей.

Нетрудно увидеть, что теория общего адаптационного синдрома (ОАС) может быть понята как некий аналог развернутой деятельностной структуры. Этот аналог показывает, как она отражается на психическом и физическом здоровье организма. Речь идет о тревоге как формировании ситуативных значений, о сопротивлении, резистентности, которая выражается в форме и силе мотивации, и об истощении как результанте, выраженном в действиях (не обязательно в телесных внешних движениях).

Читайте также:  Что можно делать при стрессе

Совокупность стрессов и характер их влияния на организм составляет ситуативный аспект ОАС. Нарушение стабильности в отношениях между «внешней» и «внутренней» средой организма, то есть нарушение гомеостазиса, влияет, в частности, на эмоциональное напряжение, которое требует разрядки и восстановления гомеостазиса. Поскольку нарушение среды продолжается, его напряжение можно квалифицировать как мотивацию, направленную на восстановление гомеостаза, или как адаптацию. Сама адаптация предполагает ряд действий (включая изменения и внутренней среды, и поведения организма.

В этом состоят три части, или этапы, общего адаптивного синдрома.

Итак, адаптационный синдром выражает общий закон поведения живых существ и включает три фазы — реакцию тревоги, фазу сопротивления и фазу истощения.

Селье определяет стресс как неспецифический ответ организма на любое требование среды.

Дрожание на морозе для выделения тепла имеет специфический характер. Лекарства, гормоны имеют другое специфическое действие. Но все эти агенты имеют и нечто общее. Они ставят перед организмом требование его перестройки с целью надлежащей адаптации к трудностям среды. Другими словами: кроме специфического эффекта, все агенты, влияющие на человека, имеют также и неспецифическую потребность осуществления приспособительной функции, чтобы восстановить нормальное состояние.

Вредный или неприятный стресс Селье называет дистрессом.

В отличие от дистресса, стресса не следует избегать. Он является и приспособлением к изменениям среды, и мобилизацией сил для защиты организма. Полная свобода от стресса означает смерть. Селье считает возможным использовать стресс и наслаждаться им, если лучше понять его механизмы и выработать соответствующую философию жизни. Тогда стресс сопровождается приятными переживаниями радости, достижения, самовыражения.

Селье специально останавливается на мотивации, указывая на удовлетворение инстинктивных влечений, потребности в самовыражении, накоплении богатства, получении власти, творчестве, достижении цели. Все эти мотивы обусловливают человеческое поведение. Это дает основание связать с учением об общем адаптационном синдроме психолого-этические проблемы.

Альтруизм рассматривается как видоизменение форм эгоизма, которое порождает благодарность, — мысль, которую основательно развивал еще Г. Сковорода. Побуждая других людей желать нам добра за то, что мы для них сделали, мы вызываем положительные чувства к себе. Это и есть альтруистический эгоизм.

Заслужить уважение и благодарность — в этом Селье видит основы «естественного» кодекса поведения, полезного личности и обществу. Альтруистический эгоизм он стремится сделать девизом общечеловеческой этики.

Аналогичный закон действует и в животном мире. В частности, в колониях клеток конкуренция перекрывается взаимопомощью. Существует и сотрудничество между отдельными живыми существами (симбиоз). Совершенная система взаимопомощи между частями единого организма сводит к минимуму внутренний стресс и способствует их гармоничному сосуществованию.

Вопреки всем кодексам поведения, которые предлагают различные религии, философские и политические системы, межличностные отношения в реальной жизни остаются крайне неудовлетворительными. В стрессе, вызванном необходимостью сосуществовать друг с другом, Ганс Селье видит главную причину дистресса. Приязнь и благодарность, ненависть и жажда мести отвечают за наличие или отсутствие дистресса в человеческих отношениях.

Человек делает выбор: либо принимает каждый вызов и сопротивляется, либо уступает и покоряется. Здесь каждый должен руководствоваться естественной философией поведения.

Людям для счастья нужны разные степени стресса. Каждый выбирает «комфортный» для себя уровень. Следует учитывать и цикличность жизненных процессов. Если цикл не полностью завершен, наступает дистресс.

Биологическая необходимость полного завершения жизненных циклов распространяется и на произвольное человеческое поведение. Эту цикличность Селье относит к трем фазам который воспроизводится в миниатюре несколько раз в день, а в полной мере — в течение всего жизненного пути. Какие бы требования ставила перед людьми жизнь, они начинают с первичной реакции удивления или тревоги в связи с отсутствием должного опыта и неумением справиться с ситуацией. За первоначальной реакцией наступает фаза сопротивления, когда человек учится решать задачи умело и без лишних волнений. Дальше наступает фаза истощения, когда потрачены запасы энергии, и это приводит к усталости. Селье указывает на удивительную сходство этих фаз на неустойчивость неопытного детства, устойчивость зрелости и старение в пожилом возрасте.

Особое внимание Селье уделяет проблеме мотивации в связи с проявлениями общего адаптационного синдрома. Отсутствие мотивации он считает самой большой душевной трагедией, которая разрушает все жизненные основы личности. Он подчеркивает значение мотивации — преимущественно в форме потребности свершений, которые всем принесут удовольствие и никому не сделают зла.

«Образ жизни, учитывающий реакции человека на стресс непрерывных изменений, — единственный выход из лабиринта противоречивых суждений о добре и зле, справедливости и несправедливости, в которых наше нравственное чувство заблудилось и погасло». Современная жизнь ставит перед человеком задачи постоянной адаптации. Ведь от действительности убежать нельзя.

В изнурительной реадаптации Селье видит главную причину дистресса. А стресс — это аромат и вкус жизни. Кому нужна жизнь без дерзаний, успехов, ошибок? Соответствующая деятельность имеет целебную силу и помогает держать механизмы стресса «в хорошей форме». Здесь и выступает большая польза труда с его стрессовой динамикой.

Селье излагает отношение между стрессом, трудом и свободным временем. Результаты лабораторного изучения стресса дают солидный научный базис для социального прогресса. «Практические деятели переведут плоды медицинских исследований и психологической переориентации в термины государственной и даже международной политики».

Он противопоставляет два типа влиятельных людей: творцы и проходимцы, которые добиваются влияния и власти. Выдающиеся творцы в умственном плане гораздо выше ловких интриганов, но они не всегда могут применить свои дарования в соревновании с ними.

Стресс, приводящий к фрустрации, оставляет после себя неизлечимые рубцы. Накопление неустранимых повреждений является важным симптомом старения. По аналогии Селье приводит поведение охотничьей собаки, которая с гордостью приносит своему хозяину добычу невредимой.

Для преодоления дистресса рекомендуется найти работу, соответствующую способностям и дарованиям человека.

Цель жизни Селье определяет как типичный биолог-экспериментатор. Это — самосохранение, реализация врожденных способностей и влечений с наименьшими потерями и неудачами. Следует учитывать и типологию людей. Ведь существуют экстравертные и интровертные, близкие и отдаленные цели. Последние освещают нам путь в течение всей жизни, отодвигая сомнения при выборе и совершении поступков. Бесстрастную логику используют только для того, чтобы достичь эмоционально выбранной цели. Окончательная цель жизни человека — раскрыть себя наиболее полно, проявить свою «искру Божью», добиться уверенности и надежности. Для этого следует найти для себя уровень стресса и тратить адаптационную энергию в таком темпе и направлении, которые соответствуют врожденным особенностям и преимуществам индивида.

Выступая уже как моралист, Селье находит движущие силы поведения людей в желании добиться одобрения своих поступков и в страхе перед осуждением. «Для меня, — говорит он, — жажда одобрения и признания была одной из главных движущих сил в течение всей жизни».

Пока существует человечество, эгоизм должен оставаться основным рычагом поведения. Когда он исчезнет, исчезнет сама жизнь. Но вместе с эгоизмом должен проявляться и альтруизм, чтобы преодолевать агрессивность эгоизма. Для этого следует разумно согласовывать свои поступки с законами природы. Этого очень трудно достичь, и люди все еще находятся очень далеко от всеобщего блаженства.

Селье, по его признанию, не сказал ничего нового своим этическим учением: все это лежит в основе большинства религий и философских систем на протяжении веков. Каждый человек должен выработать кодекс поведения, который примиряет его извечные влечения, столкновение которых вызывает у большинства людей душевные страдания.

«Заслужить любовь ближнего» соответствует старинной заповеди «возлюби ближнего как самого себя». Селье напоминает, что этот принцип принес людям много добра, но осуществить его трудно, и сам он его не придерживается. Разве можно всех любить? Этот вопрос задавал и Фрейд: как можно любить мерзавца? Вместе с тем данный принцип Селье хочет согласовать с биологическими законами. Поэтому он формулирует положения: «Заслужи любовь ближнего». Но при этом не надо любить мерзавцев. «Любить ближнего как самого себя» противоречит биологическим законам. Ближний — это, по Селье, родственный в духовном и интеллектуальном смысле. Это и есть столп бытия: опора в других.

Селье непосредственно сочетает естественное и психологическое, стремясь скорректировать биологизм благородством конечной цели. Резюмируя свою попытку опереть этику на биологические основы, он прежде всего говорит о назначении своего этического кодекса. Кодекс должен указать цель жизни — заслужить доброжелательное отношение. Это не вредит никому.

Учитывая ограниченный запас жизнеспособности индивида, следует мудро тратить данный природой капитал, понимать биологическую необходимость активности, ставить достижимую цель, переключаться для отдыха на другую работу. Ничто так не помогает, как целебный стресс отвлечения внимания.

Следует внимательно выбирать синтоксическую или кататоксическую тактику в повседневной жизни. Здесь важен выбор между поступком и сопротивлением. Синтоксические или кататоксические гормоны передают химическим языком приказ мирно сосуществовать с агрессором или вступить в бой. Только на эмоции рассчитывать здесь невозможно.

Селье считает свой кодекс приемлемым для людей любой идеологии. Быть ближе к природе — его лозунг, хотя он и далеко не новый (это исповедовали киники, Ж. Руссо и др.)

Чтобы избежать стресса конфликтов, разрушенных надежд и ненависти, чтобы получить мир и счастье, следует уделять больше внимания изучению естественной основы мотивации и поведения, и наконец — поступков. Здесь Селье дает «полезные советы». Стремясь завоевать любовь, не дружи с бешеной собакой. Держись настоящей простоты жизненного уклада. Правильно выбирай синтоксическую или кататоксическую тактику. Вспоминай светлое, а не обременительное. Веди счет только радостным дням. И т.п.

Природный кодекс, основанный на неспецифических механизмах адаптации, ближе всего подходит к тому, что можно считать общим принципом нравственного поведения.

Ганс Селье поставил важный мировоззренческий вопрос о связи конкретных научных знаний и характера нравственного поведения человека. Биологу и физиологу, который обладает психологическим мышлением, это сделать, видимо, было проще, чем математику или физику. Когда-то Макс Планк совершенно неожиданно закончил свою книгу о статистической и динамической картине мира так: «Все, что я говорил о законах физики, интересно, но главное заключается в том, как человек должен поступать».

Пожалуй, непосредственный переход от конкретно научных знаний к принципам этического поведения сам по себе достаточно искусственен. Однако нет сомнения в том, что проблемы человеческого поступка и его нравственных устоев влияют на пафос творчества, и настоящий ученый видит в этом исходную мотивацию своей научной деятельности. Когда же он формулирует любые конкретные вопросы своей науки, они имеют вокруг себя священный нимб, освещаются им, и мы видим в каждой, на первый взгляд — индифферентной, научной мысли основание смысла человеческого бытия. Оно наполняется конкретным содержанием, мотивирует творческое вдохновение и подсказывает человеку путь от мечты к открытию.

источник

Стресс без дистресса

ПРЕДИСЛОВИЕ

Предлагаемая вниманию советских читателей книга Ганса Селье «Стресс без дистресса» — это, по признанию самого автора, его любимое детище, итог многолетних исследований и размышлений. Имя автора настоящей книги в рекомендациях не нуждается. Врач по образованию, биолог с мировым именем, директор Института экспериментальной медицины и хирургии (ныне Международный институт стресса) в Монреале, Ганс Селье на протяжении почти полу-столетия разрабатывает проблемы общего адаптационного синдрома и стресса.

Советским ученым он известен по изданным в СССР книгам «Очерки об адаптационном синдроме» (Медгиз, 1960), «Профилактика неврозов сердца химическими средствами» (Медгиз, 1961), «На уровне целого организма» («Наука», 1972).

Книгу «Стресс без дистресса» условно можно разделить на две части. Первая представляет собой превосходное изложение основных данных об общем адаптационном синдроме. В ней сжато и популярно изложена сущность биологической концепции стресса — смысл самого феномена и основные этапы его изучения.

Во второй части Г. Селье предлагает свой «кодекс поведения», или кодекс нравственности,— систему этических положений, определяющих, в чем состоит смысл жизни и какими принципами следует руководствоваться, чтобы реализовать свой врожденный потенциал, «выразить свое „Я»» и достичь таким образом «глобальной» жизненной цели.

Гансу Селье кажется, он даже уверен в этом, что вторая, этико-философская часть книги вытекает из первой, биологической. Причем вытекает с логической неизбежностью, поскольку все ее этико-философские построения основаны не на абстрактных рассуждениях, а исходят из непреложных биологических законов, которые могут быть объективно продемонстрированы.

На самом деле это не совсем так, и положения второй части книги отнюдь не выводятся из первой с той доказательностью и наглядностью, которые характерны для ее первых страниц. И все же нельзя утверждать, что книга Г. Селье разрозненна и фрагментарна. Внутреннее единство в ней, несомненно, есть, но оно достигается не формальной логикой изложения; Книгу цементирует личность автора, который выразил себя в ней с предельной искренностью и полнотой.

Поэтому, прежде чем анализировать и оценивать содержание «биологической» и «философской» частей книги, скажем несколько слов о ее авторе — ученом и человеке.

Ганс Селье родился в 1907 г. в семье врача, имевшего собственную хирургическую клинику в г. Комарно (Австро-Венгрия). После развала лоскутной монархии городок этот оказался на территории Чехословакии, и именно в этой стране Селье получил образование — на медицинском факультете Пражского университета. Затем он продолжил учебу в Риме и в Париже.

Но в предвоенной Европе ученый — антифашист и гуманист не мог найти себе места и вынужден был эмигрировать за океан; он прочно обосновался в Канаде, где возглавил Институт экспериментальной медицины и хирургии.

Еще в Праге, работая в университетской клинике инфекционных болезней, Селье обратил внимание на то, что первые проявления разнообразных инфекций совершенно одинаковы; различия появляются спустя несколько дней, а начальные симптомы (слабость, температура, снижение аппетита) во всех случаях одни и те же.

Тогда же он стал разрабатывать свою гипотезу общего адаптационного синдрома, согласно которой болезнетворный фактор (в случае инфекционного заболевания — микроб) обладает своеобразным «пусковым» действием, включает выработанные в процессе эволюции механизмы, которые являются важнейшей составной частью развертывания картины заболевания.

Занявшись исследованием этих механизмов, Селье пришел к формулировке более универсальной концепции стресса. При изучении механизмов стресса были обнаружены факты фундаментального значения, в частности выяснена роль гормонов в стрессовых реакциях и тем самым установлено их участие в неэндокринных заболеваниях.

Читайте также:  Что можно беременным пить от нервов и стресса

Эпохальный вклад в науку состоит зачастую не в открытии нового факта или явления (фактов в биологических науках накоплено огромное количество), а в способе их нового понимания и истолкования. Выдающийся ученый выдвигает новые идеи и формулирует концепции для объяснения эмпирических наблюдений и экспериментальных находок, которые дотоле не складывались в единую картину, а были разрозненными и потому, необъяснимыми.

Г. Селье — один из тех, кто оказал огромное влияние на биологическую науку не столько конкретными открытиями, скажем новых гормонов, сколько введением новаторских и чрезвычайно плодотворных идей. Но случайно слово «стресс» и обозначаемое им понятие получили широкое распространение и в науке, и за ее пределами. Нет такого образованного человека, который не пользовался бы этим понятием. Оно вошло в медицинские словари, учебники, справочники, энциклопедии и в повседневный обиход.

Г. Селье — крупнейший ученый-биолог, продолжающий традиции материалистического естествознания, идущие от Клода Бернара, И. М. Сеченова и И.П. Павлова. В области биологии взгляды Селье отчетливы и последовательны.

Но как только он покидает свою профессиональную сферу и углубляется в область социальных отношений, его общественная позиция и мировоззрение оказываются уже не столь отчетливыми. Г. Селье, несомненно, «прогрессист», хотя, в чем именно должен состоять социальный прогресс, он представляет не совсем ясно. Селье против войны, против насилия, против ограничения свободы мысли, против нищеты, Но позитивные его идеалы весьма расплывчаты.

Селье родился в бурное время, и судьба поначалу бросала его в «горячие точки» Европы накануне второй мировой войны; наконец Селье нашел приют в западном полушарии, где полностью погрузился в исследование биологических проблем. Он вполне искренно считает, что его «философия жизни» возникла из размышлений над проблемами стресса, изучения кататоксических и синтоксических реакций, типов симбиоза и т. д. Однако взгляды его, как и всякого другого человека, формировались под влиянием общественной среды: родителей, которые прививали ему добродетели либеральной интеллигентской семьи — любовь к труду, уважение к духовным ценностям, сочувствие к страданиям; религии и позже — академического окружения в тихом университетском городке, достаточно удаленном от кровавых полей, на которых решались судьбы мира и прогресса. Общественная позиция Селье — это позиция абстрактного гуманизма.

Противоречивость Селье наглядно проявилась в его любимом детище — книге «Стресс без дистресса». Ее главная особенность — сочетание исключительной глубины биологического мышления с удивительной политической наивностью (Это подтверждает справедливость известных слов А. С. Пушкина о чертах, которые «соединяются с гением, обыкновенно простодушным, и великим характером, всегда откровенным».) В первой половине книги, где Селье излагает учение об общем адаптационном синдроме (ОАС), он оригинальный мыслитель, изменивший прежние представления о фазах развития патологических процессов, углубивший понимание закономерностей работы различных функциональных систем организма, адаптирующегося к внешней среде. Эта часть книги написана легко, с той сжатой энергией и точностью языка, которые даются лишь тем, кто глубоко и свободно владеет предметом.

Во второй части книги Селье формулирует кодекс нравственности, который он сам называет «принципом альтруистического эгоизма». Это система этических ценностей, которой Селье придает настолько большое значение, что не колеблясь заявляет: «Я считал бы главным достижением своей жизни, если бы мне удалось рассказать об альтруистическом эгоизме так ясно и убедительно, чтобы сделать его девизом общечеловеческой этики» (с. 53). Из этих слов ясно, как эмоционально относится автор к своему труду, и в этом, вероятно, причина того, что эту часть своей работы он не оценивает с той холодной бесстрастностью, с той беспощадной самокритичностью, взыскательностью и даже придирчивостью, которые характерны для его биологических исследований.

В чем же состоит принцип «альтруистического эгоизма»? Вкратце он сводится к трем пунктам.

Во-первых, Селье переносит на систему межличностных и даже межнациональных, межгосударственных отношений те законы, которые имеют биологическое обоснование.

Во-вторых, в основу альтруистического эгоизма положено, как считает Г. Селье, вполне реалистическое и потому легко осуществимое жизненное правило: поступай так, чтобы завоевать любовь других людей.

В-третьих, следуя этому правилу, человек вызовет расположение и доброжелательное отношение окружающих и тем самым создаст для себя максимум безопасности и возможностей успеха.

Что можно сказать по поводу этой системы? Автор стремится к строго научному ее построению. Но сама по себе процедура переноса законов биологического развития в сферу общественных отношений уже есть отход от «строго научного метода». Это рассуждение но аналогии, или правдоподобное рассуждение, которое не имеет доказательной силы. Если бы физик вздумал объяснять закономерности воспалительного процесса путем простого переноса, скажем, законов термодинамики, Г. Селье опротестовал бы такую вольность и стал бы отстаивать качественное своеобразие биологических явлений и законов, управляющих ими. Но столь же неправомерно переносить и биологические законы на ту область, в которой они не действуют.

Принцип альтруистического эгоизма, каким его представляет Селье, исходит из высокого гуманизма. Вряд ли кто-нибудь станет возражать против стремления «завоевать доброе отношение людей» в повседневных отношениях с сотрудниками, знакомыми, друзьями, родными, то есть с более или менее близким кругом людей-единомышленников. Но адекватен ли этот принцип в качестве фундамента этической системы, в качестве .

источник

Поделиться ссылкой на книгу!

Седьмая часть серии «Античная наркомафия». Шесть наших современников попадают в античное время вскоре после окончания Второй Пунической войны на Пиринейский полуостров. Выжили и встроились в античную среду, прогресствуют по мере знаний, сил и возможностей античного мира.

2147 год. Нанотехнологии продлевают жизнь. Генетически модифицированные насекомые очищают городской воздух от загрязнений. Идеальный вид безопасного транспорта, телепортация, предлагается фирмой International Transport, ставшей лидером в мире, который контролируют корпорации.

Джоэль Байрам занимается «очеловечиванием» искусственного интеллекта и параллельно пытается спасти свой брак. Обычный парень с типичными проблемами двадцать второго века. Пока террористы не взорвали транспортный узел и его телепортация пошла не так.

Теперь Джоэлу предстоит перехитрить «теневую фирму», уничтожить религиозную секту и избавиться от «двойного эффекта».

В недалёком будущем клонирование стало обычной процедурой. Однако всегда есть те, кто по финансовым соображениям не могут себе позволить клонировать близкого человека, если того забрала болезнь или несчастный случай. Но есть и те, кто без проблем могут позволить себе такую роскошь. Причём не единожды.

Именно для таких открыты все прелести клонирования…

Рассказ Аделаиды Котовщиковой «Меня нет дома» был опубликована в журнале «Искорка» № 4 в 1969 году.

A quarter century after the fall of the Soviet Union, Russia once again looms large over world affairs, from Ukraine to Syria to the 2016 U.S. election. Yet how power works in present-day Russia―how Vladimir Putin came to power and maintains his rule―remains opaque and often misunderstood. In The Putin System, Russian economist and opposition leader Grigory Yavlinsky explains his country’s politics from a unique perspective, voicing a Russian liberal critique of the post-Soviet system that is vital for the West to hear.

Combining the firsthand experience of a practicing politician with academic expertise, Yavlinsky gives unparalleled insights into the sources of Putin’s power and what might be next. He argues that Russia’s dysfunction is neither the outcome of one man’s iron-fisted rule nor a deviation from the supposedly natural development of Western-style political institutions. Instead, Russia’s peripheral position in the global economy has fundamentally shaped the regime’s domestic and foreign policy, nourishing authoritarianism while undermining its opponents. The quasi-market reforms of the 1990s, the bureaucracy’s self-perpetuating grip on power, and the Russian elite’s frustration with its secondary status have all combined to enable personalized authoritarian rule and corruption. Ultimately, Putin is as much a product of the system as its creator. In a time of sensationalism and fear, The Putin System is essential reading for anyone seeking to understand how power is wielded in Russia.

Новую книгу Родиона Ребана составляют повесть «Взрослый сад» и несколько рассказов. Герой «Взрослого сада» молодой педагог Борис Харитонович, от лица которого ведется повествование, делится с читателями своими чувствами, мыслями, сомнениями. Речь идет о воспитании детей из так называемых «трудных» семей. Борис Харитонович ничего не приукрашивает. Он не обходит недостатков и неприглядных сторон действительности. Книга вместе с тем насквозь проникнута увлеченностью нелегким делом воспитания.

Нашим современникам посвящены и рассказы Р. Ребана.

Астра Войнич — уроженка самой неблагополучной планеты Солнечной системы. Но этот факт не помешал ей закончить престижную академию и получить не просто диплом, а диплом с отличием. И что ее ждет впереди? Шикарная работа? Головокружительная карьера? Лучший пассажирский крейсер Земли, или военные заинтересуются таким замечательным специалистом? Увы, но нет… Не пройдя распределение, Астра сама берется за свою судьбу и становится контрабандисткой. А дальше как в сказке: любовь, романтика, приключения и несметные богатства!

Антонелла уверена, что ее случайный брак — ошибка. Единственное, что ей нужно от мужа, — развод. Муж не возражает, но никак не может выкроить на это время. Ибо он — капитан Отделения Сыска по магическим преступлениям, а в его родном городке на окраине Лории убивают молодых девушек с Даром. И не просто убивают, а проводят какой-то загадочный ритуал, аналогов которого не знают не только в местном Сыске, но и в столичном.

Аня ничем не отличается от тысяч других женщин – одинокая, не очень счастливая и не очень удачливая. И все бы ничего, ведь так живут многие, но в один ужасный день ее жизнь начинает рушиться. Ей остается одно – бежать в место, которого даже нет на картах.

Она думала, что найдет убежище, крепость. Но попала в капкан. Кто он? Зверь, который вгрызается в глотки врагов? Или человек, который имеет все, о чем другие и не мечтают? Сможет ли Аня вырваться из лап жестокого монстра или захочет остаться в его власти навсегда?

Ирина Кузнецова — Хроники Мира Воителей-3. Склерозник Вампира

Ирина Кузнецова — Хроники Мира Воителей-2. Маг с яростью дракона

Тим Драконов – миллионер и владелец элитного курорта «Драконьи дали». И, разумеется, властный дракон. Дана Дмитреску – сыщица из глухого селения Крысиная нора. И она – нет, не крыса, метаморф. Именно поэтому Федеральная служба оборотней берет ее в дело. Дана умна, ловка и неподкупна. И это плюс. Потому что ей придется раскрыть заговор против лорда Драконова. Вот только оружием сыщица владеет лучше, чем женскими чарами. И это минус. Ведь на курорте ей нужно изображать охотницу за мужьями. И все бы ничего, но лорд-дракон путает все карты и начинает свое расследование. А главная подозреваемая у него – одна неприятная дамочка по фамилии Дмитреску, которая явно пытается его окольцевать.

источник

На этой странице вы можете скачать книгу
«Ганс Селье, Стресс без дистресса».

Скачивание архива «Ганс Селье, Стресс без дистресса» займет несколько минут и завист от скорости вашего соединения с интернетом.

Каждый человек испытывал его, все говорят о нем, но почти никто не берет на себя труд выяснить, что же такое стресс. Многие слова становятся модными, когда научное исследование приводит к возникновению нового понятия, влияющего на повседневное поведение или на образ наших мыслей по коренным жизненным вопросам.

Термины «дарвиновская эволюция», «аллергия» или «психоанализ» уже прошли пик своей популярности в гостиных и в разговорах за коктейлями. Но мнения, высказываемые в таких беседах, редко бывают основаны на изучении работ ученых, которые ввели эти понятия.

ПРЕДИСЛОВИЕС ее точки зрения, работа терапевта подобна работе акушера. Задача терапевта поддержать клиентов в неизбежной боли, при рождении новых возможностей. Терапевт должен уметь отказаться от оценки поведения клиента. Основой для стабильных отношений, опирающихся на доверии, будет принятие, допускающее.

ВВЕДЕНИЕЕсли все люди на планете, особенно те, кто наделен властью, смогут со временем регулярно достигать высоких уровней и состояний, на Земле станет проще и радостнее. Такие проблемы как загрязнение среды, уничтожение других видов, перепроизводство, неправильное использование естественных ресурсов.

ПРИЛОЖЕНИЕ. Пояснения к фильму «Пластикодрама»Для большего представления о технике «стены» обыгрывается этюд «противоборства» между ведущим и всей группой. Обрисовываются контуры «стены» с соответствующими выступами, формой и фактурой. Ведущий пытается сместить «стену» на группу, в то время как участники действия каждый по-своему сдерживают.

ОЧАРОВАННАЯ СТРАННИЦАНа любой щекотливый вопрос, в какой бы щадящей форме его ни задавали, последует ответ: не была, не владею, не состояла. Чем стремительней и возмущенней звучит «нет», тем верней под ним зарыто «да». Ничто не вынудит нас приподнять и краешек спального полога без гарантий аплодисментов, а не свиста.

Миссия жизниВ жизни нам часто приходится сталкиваться с ситуацией, когда женатый человек вдруг влюбился. Тут уже впору говорить не о закладке фундамента новой семьи, но о разрушении здания прежнего брака. Иногда спрашивают: насколько этот взрыв новой влюбленности зависит от воли человека?

Обнаженная личностьВсякое переживание, которое он имел или ему кажется, что имел, он будет воспроизводить. Поэтому ничего нового не может быть. У него есть только то, что он уже имеет, знает. А это то, что он повторял уже много раз, и будет воспроизводить еще много раз. Смотрите, как силен ум. Личность человека.

ГЛАВА I.Теоретико-методологические основы изучения влияния рефлексии на преодоление профессиональной деформации личности педагога. 1.1 проблема профессиональной рефлексии педагога в отечественной и зарубежной психологииИтак, с точки зрения методологической теории деятельности, рефлексия выступает как „рефлексивный выход“, как смена „места“ или позиции действующего индивида. Это дает возможность трактовать рефлексию процессуально [77]. Вместе с тем, вопрос о рефлексии связывается с описанием процессов и.

4. Половая идентификацияЕбун Ебучий поработал долго и на славу, а когда исчез, все нутро ее было залито той самой горячей волной, которая – уже было яснее ясного – и была той искомой «женской энергией». Постепенно улегся ветерок и вместе с ним затих древний ритуал. Она почти не запомнила тех слов, что лились как песня.

Специфические особенности базиса состоят втомОн снова поднимется на московских процессах, все роли и репризы для которых были тщательно выверены Главным драматургом и режиссером СССР?®.

Выделяй цитату —
отправляй в соцсети.

Для авторизированных — цитаты запоминаются автоматически.

источник

Выдающийся канадский физиолог Ганс Селье не создал своего направления в психологии, однако много его идей имеют основополагающее значение для этой науки. Вопросы адаптации и приспособления организма, стресса и дистресса, творчества (в частности научного), этического истолкования естественнонаучных и психологических открытий, поиска смысла жизни, построение этической теории альтруистического эгоизма — все это дает основания отвести Селье почетное место в истории психологии.

Читайте также:  Что можно дать собаке от стресса

Ганс Селье родился в Вене. С 1932 года работал в Канаде. Проявил большое трудолюбие и творческий поиск в научно-исследовательской работе. Ему принадлежит более тысячи публикаций, среди них 20 монографий. Он создал институт, которым руководил много лет. Был активным организатором исследований проблем стресса, результаты которых вышли далеко за границы патофизиологии и получили общенаучное значение.

В 1936 г., изучая влияние неблагоприятных условий на крыс, Селье сформулировал понятие «стресс как синдром физиологического ответа на повреждение как таковое» и понятие «общий адаптационный синдром» (General Adaptation Syndrome, GAS). Этот синдром был назван «триадой».

Когда стрессогенный фактор действует непрерывно, «триада стресса» меняется по интенсивности. Соответственно существует три стадии этих изменений.

Стадии общего адаптационного синдрома:

1. Реакция тревоги и мобилизация адаптивных возможностей организма.

2. Стадия резистентности (сопротивления).

Селье отмечает, что ни один организм не может постоянно находиться в состоянии тревоги. Если стресс-агент слишком сильный, организм погибает еще на стадии тревоги, в течение первых часов или дней. Если он выживает, то за первоначальной реакцией обязательно наступает стадия «резистентности»

Второй стадии свойственна сбалансированность в расходах резервов адаптации. Организм продолжает существовать, хотя требования к адаптационным системам имеют повышенный характер. Поскольку «адаптивная энергия не безгранична», а стрессор продолжает свое влияние, наступает стадия истощения.

Здесь, как и на первой стадии, возникают сигналы о несбалансированности стрессогенных требований среды и ответов организма на эти требования. Помощь уже не может осуществляться за счет собственных резервов, это лишь призыв о помощи из внешнего мира — поддержка или устранения стрессора, который истощает организм.

Коллизионные ситуации могут длиться короткое время, когда приходят на помощь всегда готовые программы реагирования. Эти ситуации (уже как длительные) требуют адаптивной перестройки функциональных систем организма, что должно сказываться и на внутренних субъективных состояниях.

При длительном пребывании организма в экстремальных условиях наступают значительные изменения — физиологические, психологические и социально-психологические. Они приобретают уже необратимый характер. Организм вступает в полосу патологических повреждений, что может привести к смерти. В дальнейших исследованиях явления общего адаптивного синдрома было установлено, что возникает стадия «супер и гиперкомпенсации», когда необратимо подавлены защитные механизмы, истощенные эрготропные функции живой системы и начинают доминировать трофотропные факторы, что неизбежно приводит организм к коллапсу, шока и смерти, если только не вмешаются внешние силы.

Селье выдвинул теорию, что синдром общей адаптации присущ любым живим организмам, включая людей. Различные изменения среды вызывают один и тот же «неспецифический» физиологический ответ, который может быть вреден или полезен организму. Он и называется стрессом.

Стресс — это неспецифический ответ на любые требования среды, представляющий собой напряжение организма, направленное на приспособление и преодоление возникших трудностей.

Нетрудно увидеть, что теория общего адаптационного синдрома (ОАС) может быть понята как некий аналог развернутой деятельностной структуры. Этот аналог показывает, как она отражается на психическом и физическом здоровье организма. Речь идет о тревоге как формировании ситуативных значений, о сопротивлении, резистентности, которая выражается в форме и силе мотивации, и об истощении как результанте, выраженном в действиях (не обязательно в телесных внешних движениях).

Совокупность стрессов и характер их влияния на организм составляет ситуативный аспект ОАС. Нарушение стабильности в отношениях между «внешней» и «внутренней» средой организма, то есть нарушение гомеостазиса, влияет, в частности, на эмоциональное напряжение, которое требует разрядки и восстановления гомеостазиса. Поскольку нарушение среды продолжается, его напряжение можно квалифицировать как мотивацию, направленную на восстановление гомеостаза, или как адаптацию. Сама адаптация предполагает ряд действий (включая изменения и внутренней среды, и поведения организма.

В этом состоят три части, или этапы, общего адаптивного синдрома.

Итак, адаптационный синдром выражает общий закон поведения живых существ и включает три фазы — реакцию тревоги, фазу сопротивления и фазу истощения.

Селье определяет стресс как неспецифический ответ организма на любое требование среды.

Дрожание на морозе для выделения тепла имеет специфический характер. Лекарства, гормоны имеют другое специфическое действие. Но все эти агенты имеют и нечто общее. Они ставят перед организмом требование его перестройки с целью надлежащей адаптации к трудностям среды. Другими словами: кроме специфического эффекта, все агенты, влияющие на человека, имеют также и неспецифическую потребность осуществления приспособительной функции, чтобы восстановить нормальное состояние.

Вредный или неприятный стресс Селье называет дистрессом.

В отличие от дистресса, стресса не следует избегать. Он является и приспособлением к изменениям среды, и мобилизацией сил для защиты организма. Полная свобода от стресса означает смерть. Селье считает возможным использовать стресс и наслаждаться им, если лучше понять его механизмы и выработать соответствующую философию жизни. Тогда стресс сопровождается приятными переживаниями радости, достижения, самовыражения.

Селье специально останавливается на мотивации, указывая на удовлетворение инстинктивных влечений, потребности в самовыражении, накоплении богатства, получении власти, творчестве, достижении цели. Все эти мотивы обусловливают человеческое поведение. Это дает основание связать с учением об общем адаптационном синдроме психолого-этические проблемы.

Альтруизм рассматривается как видоизменение форм эгоизма, которое порождает благодарность, — мысль, которую основательно развивал еще Г. Сковорода. Побуждая других людей желать нам добра за то, что мы для них сделали, мы вызываем положительные чувства к себе. Это и есть альтруистический эгоизм.

Заслужить уважение и благодарность — в этом Селье видит основы «естественного» кодекса поведения, полезного личности и обществу. Альтруистический эгоизм он стремится сделать девизом общечеловеческой этики.

Аналогичный закон действует и в животном мире. В частности, в колониях клеток конкуренция перекрывается взаимопомощью. Существует и сотрудничество между отдельными живыми существами (симбиоз). Совершенная система взаимопомощи между частями единого организма сводит к минимуму внутренний стресс и способствует их гармоничному сосуществованию.

Вопреки всем кодексам поведения, которые предлагают различные религии, философские и политические системы, межличностные отношения в реальной жизни остаются крайне неудовлетворительными. В стрессе, вызванном необходимостью сосуществовать друг с другом, Ганс Селье видит главную причину дистресса. Приязнь и благодарность, ненависть и жажда мести отвечают за наличие или отсутствие дистресса в человеческих отношениях.

Человек делает выбор: либо принимает каждый вызов и сопротивляется, либо уступает и покоряется. Здесь каждый должен руководствоваться естественной философией поведения.

Людям для счастья нужны разные степени стресса. Каждый выбирает «комфортный» для себя уровень. Следует учитывать и цикличность жизненных процессов. Если цикл не полностью завершен, наступает дистресс.

Биологическая необходимость полного завершения жизненных циклов распространяется и на произвольное человеческое поведение. Эту цикличность Селье относит к трем фазам который воспроизводится в миниатюре несколько раз в день, а в полной мере — в течение всего жизненного пути. Какие бы требования ставила перед людьми жизнь, они начинают с первичной реакции удивления или тревоги в связи с отсутствием должного опыта и неумением справиться с ситуацией. За первоначальной реакцией наступает фаза сопротивления, когда человек учится решать задачи умело и без лишних волнений. Дальше наступает фаза истощения, когда потрачены запасы энергии, и это приводит к усталости. Селье указывает на удивительную сходство этих фаз на неустойчивость неопытного детства, устойчивость зрелости и старение в пожилом возрасте.

Особое внимание Селье уделяет проблеме мотивации в связи с проявлениями общего адаптационного синдрома. Отсутствие мотивации он считает самой большой душевной трагедией, которая разрушает все жизненные основы личности. Он подчеркивает значение мотивации — преимущественно в форме потребности свершений, которые всем принесут удовольствие и никому не сделают зла.

«Образ жизни, учитывающий реакции человека на стресс непрерывных изменений, — единственный выход из лабиринта противоречивых суждений о добре и зле, справедливости и несправедливости, в которых наше нравственное чувство заблудилось и погасло». Современная жизнь ставит перед человеком задачи постоянной адаптации. Ведь от действительности убежать нельзя.

В изнурительной реадаптации Селье видит главную причину дистресса. А стресс — это аромат и вкус жизни. Кому нужна жизнь без дерзаний, успехов, ошибок? Соответствующая деятельность имеет целебную силу и помогает держать механизмы стресса «в хорошей форме». Здесь и выступает большая польза труда с его стрессовой динамикой.

Селье излагает отношение между стрессом, трудом и свободным временем. Результаты лабораторного изучения стресса дают солидный научный базис для социального прогресса. «Практические деятели переведут плоды медицинских исследований и психологической переориентации в термины государственной и даже международной политики».

Он противопоставляет два типа влиятельных людей: творцы и проходимцы, которые добиваются влияния и власти. Выдающиеся творцы в умственном плане гораздо выше ловких интриганов, но они не всегда могут применить свои дарования в соревновании с ними.

Стресс, приводящий к фрустрации, оставляет после себя неизлечимые рубцы. Накопление неустранимых повреждений является важным симптомом старения. По аналогии Селье приводит поведение охотничьей собаки, которая с гордостью приносит своему хозяину добычу невредимой.

Для преодоления дистресса рекомендуется найти работу, соответствующую способностям и дарованиям человека.

Цель жизни Селье определяет как типичный биолог-экспериментатор. Это — самосохранение, реализация врожденных способностей и влечений с наименьшими потерями и неудачами. Следует учитывать и типологию людей. Ведь существуют экстравертные и интровертные, близкие и отдаленные цели. Последние освещают нам путь в течение всей жизни, отодвигая сомнения при выборе и совершении поступков. Бесстрастную логику используют только для того, чтобы достичь эмоционально выбранной цели. Окончательная цель жизни человека — раскрыть себя наиболее полно, проявить свою «искру Божью», добиться уверенности и надежности. Для этого следует найти для себя уровень стресса и тратить адаптационную энергию в таком темпе и направлении, которые соответствуют врожденным особенностям и преимуществам индивида.

Выступая уже как моралист, Селье находит движущие силы поведения людей в желании добиться одобрения своих поступков и в страхе перед осуждением. «Для меня, — говорит он, — жажда одобрения и признания была одной из главных движущих сил в течение всей жизни».

Пока существует человечество, эгоизм должен оставаться основным рычагом поведения. Когда он исчезнет, исчезнет сама жизнь. Но вместе с эгоизмом должен проявляться и альтруизм, чтобы преодолевать агрессивность эгоизма. Для этого следует разумно согласовывать свои поступки с законами природы. Этого очень трудно достичь, и люди все еще находятся очень далеко от всеобщего блаженства.

Селье, по его признанию, не сказал ничего нового своим этическим учением: все это лежит в основе большинства религий и философских систем на протяжении веков. Каждый человек должен выработать кодекс поведения, который примиряет его извечные влечения, столкновение которых вызывает у большинства людей душевные страдания.

«Заслужить любовь ближнего» соответствует старинной заповеди «возлюби ближнего как самого себя». Селье напоминает, что этот принцип принес людям много добра, но осуществить его трудно, и сам он его не придерживается. Разве можно всех любить? Этот вопрос задавал и Фрейд: как можно любить мерзавца? Вместе с тем данный принцип Селье хочет согласовать с биологическими законами. Поэтому он формулирует положения: «Заслужи любовь ближнего». Но при этом не надо любить мерзавцев. «Любить ближнего как самого себя» противоречит биологическим законам. Ближний — это, по Селье, родственный в духовном и интеллектуальном смысле. Это и есть столп бытия: опора в других.

Селье непосредственно сочетает естественное и психологическое, стремясь скорректировать биологизм благородством конечной цели. Резюмируя свою попытку опереть этику на биологические основы, он прежде всего говорит о назначении своего этического кодекса. Кодекс должен указать цель жизни — заслужить доброжелательное отношение. Это не вредит никому.

Учитывая ограниченный запас жизнеспособности индивида, следует мудро тратить данный природой капитал, понимать биологическую необходимость активности, ставить достижимую цель, переключаться для отдыха на другую работу. Ничто так не помогает, как целебный стресс отвлечения внимания.

Следует внимательно выбирать синтоксическую или кататоксическую тактику в повседневной жизни. Здесь важен выбор между поступком и сопротивлением. Синтоксические или кататоксические гормоны передают химическим языком приказ мирно сосуществовать с агрессором или вступить в бой. Только на эмоции рассчитывать здесь невозможно.

Селье считает свой кодекс приемлемым для людей любой идеологии. Быть ближе к природе — его лозунг, хотя он и далеко не новый (это исповедовали киники, Ж. Руссо и др.)

Чтобы избежать стресса конфликтов, разрушенных надежд и ненависти, чтобы получить мир и счастье, следует уделять больше внимания изучению естественной основы мотивации и поведения, и наконец — поступков. Здесь Селье дает «полезные советы». Стремясь завоевать любовь, не дружи с бешеной собакой. Держись настоящей простоты жизненного уклада. Правильно выбирай синтоксическую или кататоксическую тактику. Вспоминай светлое, а не обременительное. Веди счет только радостным дням. И т.п.

Природный кодекс, основанный на неспецифических механизмах адаптации, ближе всего подходит к тому, что можно считать общим принципом нравственного поведения.

Ганс Селье поставил важный мировоззренческий вопрос о связи конкретных научных знаний и характера нравственного поведения человека. Биологу и физиологу, который обладает психологическим мышлением, это сделать, видимо, было проще, чем математику или физику. Когда-то Макс Планк совершенно неожиданно закончил свою книгу о статистической и динамической картине мира так: «Все, что я говорил о законах физики, интересно, но главное заключается в том, как человек должен поступать».

Пожалуй, непосредственный переход от конкретно научных знаний к принципам этического поведения сам по себе достаточно искусственен. Однако нет сомнения в том, что проблемы человеческого поступка и его нравственных устоев влияют на пафос творчества, и настоящий ученый видит в этом исходную мотивацию своей научной деятельности. Когда же он формулирует любые конкретные вопросы своей науки, они имеют вокруг себя священный нимб, освещаются им, и мы видим в каждой, на первый взгляд — индифферентной, научной мысли основание смысла человеческого бытия. Оно наполняется конкретным содержанием, мотивирует творческое вдохновение и подсказывает человеку путь от мечты к открытию.

  1. Селье Г. Очерки об адаптационном синдроме, М., 1960.
  2. Селье Г. Стресс без дистресса. — Москва, Прогресс, 1982
  3. Селье Г. От мечты к открытию: Как стать ученым. — М., Прогресс, 1987
  4. Роменець В.А. Маноха И.П. История психологии XX века. — Киев, Лыбидь, 2003

Просмотров: 1045
Категория: Психоанализ, Психология Другие новости по теме:

Разместите, пожалуйста, ссылку на эту страницу на своём веб-сайте:

Код для вставки на сайт или в блог:
Код для вставки в форум (BBCode):
Прямая ссылка на эту публикацию:

источник