Меню Рубрики

Научные подходы к изучению стресса

Стресс как предмет психодиагностики

История изучения стресса связана с именем Г. Селье. В 1936 г. в английском журнале «Nature» им было опубликовано письмо в редакцию, которое называлось «Синдром, вызываемый различными повреждающими агентами». Именно с этого момента началось научное изучение стресса как общего адаптационного синдрома (ОАС). Самопонятие стресса в этом письме не упоминалось и появилось несколько позже, заимствованное из теории «гомеостазиса» У. Кэннона (1929).

Спустя полвека понятие стресса прочно вошло в обиходную речь и стало символом ХХ в. Широкое распространение концепции стресса обя зано возросшей во второй половине ХХ столетия актуальности проблемы защиты человека от неблагоприятных факторов среды.

Понятие стресса используется для характеристики обширного круга состояний человека, возникающих в ответ на чрезвычайные или экстремальные события, обстоятельства жизнедеятельности, стрессогенные факторы внешней среды. В обиходной речи под стрессом понимается состояние, противоположное покою и душевному равновесию, а при чрезмерном стрессе — горе, страдание и другие проявления дистресса.

Оптимальный уровень стресса способен вызвать положительные эффекты: приятное возбуждение, душевный и творческий подъем, сверхмобилизация адаптационных возможностей. Стрессороный эффект зависит от интенсивности требований к приспособительной способности организма. Г. Селье полагает, что неспецифическая адаптационная активность в биологической системе существует всегда, а не только в ситуациях, достигших какого то критически опасного уровня взаимоотношений со средой, что «полная свобода от стресса означает смерть», и в метафорической форме назвал стресс вкусом и ароматом жизни [9].

С другой стороны, стрессом называются все раздражители (физические, социально психологические), которые вызывают состояние высокой напряженности, физического и психического дискомфорта, душевного потрясения и другие стресс эффекты.

В современной научной литературе термин «стресс» используется в различных значениях.

Во первых, под стрессом понимается сильное неблагоприятное, отрицательно влияющее на организм воздействие, названное Г. Селье термином «стрессор» [11]. Позже «стрессор» или «стресс фактор» стали использоваться как синонимы.

Во вторых, под стрессом понимаются субъективные реакции, отражающие внутрен нее психическое состояние напряжения и возбуждения. Данное состояние интерпретируется как эмоции, оборонительные реакции и процессы преодоления (копинг), происходящие в самом человеке.

В третью группу объединяются понятия стресса как неспецифических черт физиологических и психологических реакций организма при сильных, экстремальных для него воздействиях, вызывающих интенсивные проявления адаптационной активности. Эти реакции направлены на поддержание поведенческих действий и психических процессов по преодолению этих стрессовых эффектов.

Научные подходы к изучению стресса на работе

В настоящее время можно выделить три группы основных научных подходов к пониманию стресса и соответственно три направления его психодиагностики .

Первый подход трактует стресс как ответную реакцию на беспокоящее или вредное окружение, проявляющееся в состояниях нервнопсихической напряженности, негативных эмоциональных переживаниях, защитных реакциях, состояниях дезадаптации и патологии. Концепция общего адаптационного синдрома Г. Селье является наиболее известной в данном подходе.

Второй подход к пониманию стресса описывает и трактует его как характеристику внешней среды с точки зрения беспокоящих или разрушающих стимулов (стресс факторов). Это определение стресса рассматривает любые субмаксимальные требования к человеку со сторо ны условий или деятельности как стрессогенные.

В рамках данного подхода психодиагностика ориентирована на выявление стресс факторов как внутренней среды организации, так и внешней бизнес среды. Стресс понимается как «ряд причин, а не симптомов». В связи с этим диагностический комплекс методик должен быть ориентирован на выявление как отдельных стресс факторов, их сложной взаимосвязи, так и на интегральную оценку их стрессового воздействия.

Дальнейшим развитием данного подхода стало изучение стрессов на работе не как отдельных стресс факторов среды, а как сложной их совокупности, определяющей типичные стрессовые ситуации.

В данном аспекте перспективными являются попытки выделить «универсальные» ситуации, которые являются стрессогенными для всех или для большинства категорий людей. Дж. Вайтц назвал 8 вариантов таких стрессогенных ситуаций [16]. К ним отно сятся те, которые требуют ускоренной обработки информации, содержат вредные стимулы окружающей среды, осознаваемую угрозу, нарушение физиологических функций (болезнь, бессонница, изменчивые состояния и др.), изоляция и заключение, остракизм, групповое давление и разочарование

Очевидно, что в круг стрессогенных ситуаций должны быть вклю чены условия измененного существования и кризисные ситуации. К ним относятся ситуации, когда со стороны деятельности предъявляются слишком высокие или низкие требования к организму чело века (избыток или недостаток нагрузки), что приводит к нарушению его равновесия или к его разрушению. К стрессогенным ситуациям на работе относятся многие ситуации, связанные с профессиональным развитием, карьерным продвижением и оценкой профессиональной компетентности. Особую группу стрессогенных ситуаций в организа циях образуют различные виды конфликтных ситуаций.

Одной из психодиагностических задач является определение субъек тивных и объективных параметров стрессовых ситуаций, вызывающих те или иные стрессовые последствия (реакции, состояния, синдромы, болезни адаптации).

источник

Исследования в области психологических проявлений и последствий стресса являются в настоящее время одной из наиболее актуальных тем, бурно разрабатывающихся на стыке биологии, медицины, экологии, социологии и психологии. В последние годы поток публикаций по прикладным аспектам изучения стресса увеличился в десятки раз (Леонова, 2000; Appley & Trumbull, 1986) и затрагивает самые разные аспекты жизни человека. По данным по данным PsychLit’а за 1998-2002 г.г. термин «психологический стресс» и сопряженные понятия встречается в заголовках более чем 17000 публикаций, причем лидирующими среди них является проблематика изучения профессионального стресса, организационного стресса, экологического стресса, семейного стресса и «стресса в индивидуальной жизни». На первых этапах изучение различных способов и механизмов адаптации человека к требованиям деятельности и условий ее выполнения, непосредственно связанное с проблематикой стресса, выглядело как «прорастание» классических постулатов теории Г. Селье в сферу анализа разных форм человеческой активности. Вместе с тем попытки прямого переноса концептуального аппарата Г.Селье (Selye, 1976) на анализ конкретных ситуаций и феноменов профессиональной жизни натолкнулись на серьезные ограничения. Это потребовало разработки новой теоретической базы и методических парадигм для исследования психологического стресса. Попытавшись систематизировать калейдоскоп различных точек зрения и исследовательских традиций, мы выделили три основных подхода к анализу психологического стресса: экологический, транзактный и регуляторный.

В экологическом подходе стресс понимается как результат взаимодействия индивида с окружающей средой. Утверждается, что профессиональный стресс возникает в результате несоответствия требований рабочей среды и индивидуальных ресурсов. Это направление начало развиваться с конца 1960-х годов. Именно в это время были предприняты первые систематические исследования качества жизни и здоровья профессионалов в зависимости от специфики труда. Параллельно началась разработка методологической базы таких исследований в рамах парадигмы соответствия «личность-среда». В рамках данного подхода объектом эмпирических исследований являются характеристики стрессогенных ситуаций «на входе» и последствий этих ситуаций на выходе (снижение эффективности трудовой деятельности, нарушения психического и физического здоровья людей). Именно благодаря исследованиям, выполненным в рамках экологического подхода, были разработаны детализированные представления о комплексах причин и неблагоприятных последствий стресса. Развитие экологического подхода связано с содержательной проработкой таких общих и трудноопределимых понятий как «психическое здоровье» и «личностное благополучие». В этом направлении сделано достаточно много, в частности в таких моделях как «салютогенез труда» А.Марселла и «витаминной модели» психического здоровья П. Варра. Предполагается, что, рассматривая эти понятия необходимо всегда иметь в виду целостную картину факторов среды и их взаимоотношений, а не изолированное влияние одной или двух критических переменных, что определяет возможность анализа проявлений психологического стресса как системного феномена.

В транзактном подходе стресс рассматривается как индивидуально-приспособительная реакция человека на осложнение ситуации. Это направление оформилось в середине 1970-х годов, и его отправной точкой следует считать когнитивную модель психологического стресса, предложенную Р. Лазарусом. Фокус интересов в подходе смещается от гомеостатических моделей регуляции к процессуальному анализу индивидуально-психологических факторов, обуславливающих динамику стресса (Appley & Trumbull, 1986). Центральное место в этом анализе занимают индивидуальная значимость и субъективная (когнитивная) оценка ситуации, в которой у человека возникают проблемы, а также те способы (или т.н. копинг-стратегии), с помощью которых он пытается преодолеть затруднения. При разграничении понятий физиологического и психологического стресса Р. Лазарусом подчеркивалось, что в последнем случае стрессовую реакцию следует понимать как результат того, «что в каждой конкретной ситуации индивид требует от самого себя» и имеются ли у него средства для того, чтобы эффективно справится с субъективно воспринимаемой угрозой (Lasarus, 1966, p.11). Логика развития событий – от возникновения объективной проблемы до ее успешного или неуспешного разрешения — была операционализирована в ряде транзактных моделей стресса. Наиболее известной из них является модель профессионального стресса Т. Кокса, в которой источники стресса на «входе» анализируются во взаимодействии с установками (мотивами) работающего человека. Методики, которые позволяют оценить индивидуальные особенности, мотивацию, склонность видеть угрозу в окружающих ситуациях и индивидуальный набор средств преодоления и защиты от стресса занимают центральное место в диагностическом арсенале этого подхода.

В регуляторном подходе психологический стресс понимается как особый класс состояний, возникающих вследствие формирования специальных механизмов регуляции деятельности в затруднительных условиях. Этот подход имеет давнюю историю и интенсивно развивается в концепции функциональных состояний в работах целого ряда отечественных и зарубежных авторов. Основным в этом подходе является детальный анализ смены механизмов регуляции деятельности под влиянием разных факторов, а также оценка их «цены» с точки зрения внутренних затрат. В частности, в некоторых моделях (например, «двухуровневая модель управления ресурсами» Д. Бродбента и Р.Хокки, модели изменения в микроструктуре когнитивных и исполнительных актов А.Б. Леоновой и сотр, и др.), рассматриваются эффекты разного уровня автоматизации действий, осуществляемых при сознательном и неосознаваемом контроле за исполнением. Подчеркивается, что уровень сознательной регуляции имеет всегда более высокую «цену» за счет привлечения дополнительных ресурсов внимания и эмоциональной мобилизации. Этот подход оказался весьма продуктивным для анализа стресса при выполнении когнитивных задач разного уровня сложности в разных видах труда. Выявление типичных форм трансформации когнитивных и исполнительных действий, а также рефлексивных актов разного уровня сложности под влиянием интенсивных нагрузок и эмоциональных стресс-факторов, легли в основу классификаций компенсаторных механизмов, интерпретируемых в терминах продуктивной мобилизации или дезорганизации деятельности. Важным является также возможность проследить развитие негативных последствий стресса – от возникновения «острого» стрессового состояния через аккумуляцию хронических эффектов к формированию устойчивых патологических сдвигов (De Keyser & Leonova, 2001).

С нашей точки зрения, все три подхода можно соотнести в рамках создания единой методологии изучения психологического стресса: (1) экологический подход соответствует уровню макроанализа проявлений стресса и дает целостное описание факторов риска в терминах причинно-следственных отношений; (2) транзактный подход направлен на анализ уровня промежуточного опосредования стресса индивидуально-психологическими особенностями человека и личностным опытом преодоления стрессовых ситуаций; (3) регуляторный подход реализует уровень микроанализа выполнения конкретных задач и поведенческих актов, отражающих специфику психологических механизмов адаптации к стрессогенным условиям.

Возможность реализации этой трехуровневой методологической схемы можно проиллюстрировать на основе данных, полученных в исследованиях деятельности пожарных-спасателей, принимавших участие в ликвидации последствий крупных аварий и катастроф. С точки зрения экологического подхода, можно констатировать, что признаки неблагополучия психического здоровья и социальной дезадаптации у представителей этой профессии зависят от типа спасательных работ. Так, по данным плановой медико-психологической экспертизы у пожарных-спасателей после окончания регулярной вахты в зоне ЧАЭС более чем в 90% случаев были обнаружены проблемы психического здоровья (личностные и поведенческие акцентуации, психосоматика, неврозы, психотические состояния), у 65% отклонения квалифицировались как пограничные состояния и заболевания. В тоже время, у пожарных, работающих в обычных городских условиях, аналогичные признаки психического неблагополучия наблюдались у 40%, при этом только 18% из них можно было отнести к пограничным и патологическим состояниям.

Однако при более детальном рассмотрении оказалось, что описанные факты нельзя отнести только за счет более сложных условий работы в зоне ЧАЭС, поскольку регулярные дежурства в этой зоне в целом не выходили за рамки штатных ситуаций. Проанализировав множество собранных показателей с точки зрения транзактного подхода, мы обнаружили, что на уровне блока когнитивной оценки ситуации был четко выражен конфликт двумя ведущими мотивациями: высокой профессиональной мотивацией и базовой потребностью в безопасности, переживания которой обострялось при длительном пребывании в радиоактивно опасной среде (Leonova & De Keyser, 2001).

Подобные результаты были получены и в другом исследовании. Сила и частота переживания стресса оценивались с помощью специализированного опросника и комплекса психофизиологических методик (Марьин и Ловчан, 1993; Леонова, 2000) непосредственно во время проведения аварийно-спасательных работ в двух экстремальных ситуациях: после повторного выброса на ЧАЭС в октябре 1992 года и при тушении крупного пожара на Смоленской ГРЭС в феврале 1993 года. Симптомы стресса у пожарных спасателей, работавших на ЧАЭС, были выражены в 2 раза сильнее, чем у их коллег на Смоленской ГРЭС, хотя в Смоленске пожарные работали в открытом огне и авария была по настоящему крупной, а повторный выброс на ЧАЭС был относительно небольшим, быстро локализованным, и обследованная группа пожарных прибыла на место через 4 дня после начала аварийно-спасательных работ. Таким образом, потенциальная или лишь предполагаемая угроза от «невидимого врага» оказывала более сильное деструктивное влияние, чем реальная опасность и бушующее пламя. Эти исследования демонстрируют, что с помощью экологического и транзактного подходов можно объяснить многие «странные» феномены, с которыми сталкиваются психологи при анализе деятельности людей в экстремальных ситуациях. Однако для того, чтобы понять какие регуляторные механизмы обеспечивают успешность поведения человека в тех или иных ситуациях, и тип актуализируемых и отсроченных состояний необходимо использование средств регуляторного подхода.

источник

В настоящее время можно выделить три группы основных научных подходов к пониманию стресса и соответственно три направления его психодиагностики [4, 5].

Читайте также:  Хорошее успокоительное от стресса препараты

Первый подходтрактует стресс как ответную реакцию на беспокоящее или вредное окружение, проявляющееся в состояниях нервно–психической напряженности, негативных эмоциональных переживаниях, защитных реакциях, состояниях дезадаптации и патологии. Концепция общего адаптационного синдрома Г. Селье является наиболее известной в данном подходе.

Для понимания механизмов управления психологическим стрессом концепция Г. Селье содержит три основных и важных положения.Первое положение – о том, что физиологическая реакция на стресс не зависит от природы стрессора. Синдром ответной реакции – универсальная модель защитных реакций, направленных на сохранение целостности организма. Вне зависимости от источника стресса имеется некоторая неспецифическая защитная реакция – «общий адаптационный синдром» для всех видов животных, в том числе и человека. Второе положение относится к динамике развития общего адаптационного синдрома. Г. Селье выделил три стадии адаптации. Первая – стадия тревоги, или мобилизации, во время которой в организме появляются изменения, характерные для первоначального воздействия стрессора, и наступает временное снижение резистентности организма. Вторая стадия – резистентность и устойчивость адаптации к воздействию стрессора. В организме исчезают реакции тревоги и появляются изменения, свидетельствующие об адаптации к данной ситуации. При длительном воздействии стресса наступает третья стадия – стадия истощения как следствие истощения адаптационных возможностей. На данной стадии опять появляются симптомы, характерные для стадии тревоги и истощения организма. Третье положение касается силы и продолжительности защитной реакции организма. Если защитная реакция длительна и истощает ресурсы физиологических механизмов, то она переходит в состояние болезней адаптации и далее к летальному исходу.

А. Каган и Л. Леви развили представления Г. Селье о стрессе посредством теоретической модели, описывающей психологические факторы как посредники физических заболеваний [14]. Согласно их модели, внешние влияния (психосоциальные стимулы) переплетаются с генетическими факторами и с прежними воздействиями окружающей среды (реакция), образуя так называемую психобиологическую программу. Данная программа обусловливает «склонность к реагированию по определенному образцу». Психосоциальные стимулы вместе с психобиологической программой определяют ответную реакцию на стресс, которая может вызвать состояние предболезни, а затем и саму болезнь. На любой стадии этого процесса могут вмешаться различные процессы–помехи (внутренние или внешние, психические или физические), способные модифицировать влияние причинных факторов (психосоциальных стимулов и психобиологической программы). Психосоциальная модель внесла существенный вклад в понимание стресса, который стал рассматриваться не как односторонний процесс, а как процесс с неразрывной обратной связью между всеми его причинными факторами. Стресс как реакции и психофизические состояния организма стал оцениваться с позиции его влияния на продуктивность деятельности.

Несмотря на то что имеется много свидетельств о сложной взаимосвязи между эффективностью деятельности и уровнем стресса, достаточно популярным является интерпретация стресса в терминах его положительного или отрицательного влияния на динамику работоспособности человека. В этом случае психодиагностика стресса в целях стресс–менеджмента должна быть сфокусирована на оценке степени психической напряженности, определении стрессовых состояний, препятствующих или способствующих сохранности продуктивной профессиональной деятельности, здоровья как отдельных работников, так и состояния здорового социально–психологического климата в коллективе.

Второй подходк пониманию стресса описывает и трактует его как характеристику внешней среды с точки зрения беспокоящих или разрушающих стимулов (стресс–факторов). Это определение стресса рассматривает любые субмаксимальные требования к человеку со стороны условий или деятельности как стрессогенные. Данное отношение описывается в виде перевернутой U–образной функции, являющейся графическим изображением отношений эффективности деятельности человека к предъявленным к нему требованиям (рис. 1.1).

В рамках данного подхода психодиагностика ориентирована на выявление стресс–факторов как внутренней среды организации, так и внешней бизнес–среды. Стресс понимается как «ряд причин, а не симптомов». В связи с этим диагностический комплекс методик должен быть ориентирован на выявление как отдельных стресс–факторов, их сложной взаимосвязи, так и на интегральную оценку их стрессового воздействия. Дальнейшим развитием данного подхода стало изучение стрессов на работе не как отдельных стресс–факторов среды, а как сложной их совокупности, определяющей типичные стрессовые ситуации. В данном аспекте перспективными являются попытки выделить «универсальные» ситуации, которые являются стрессогенными для всех или для большинства категорий людей. Дж. Вайтц назвал 8 вариантов таких стрессогенных ситуаций [16]. К ним относятся те, которые требуют ускоренной обработки информации, содержат вредные стимулы окружающей среды, осознаваемую угрозу, нарушение физиологических функций (болезнь, бессонница, изменчивые состояния и др.), изоляция и заключение, остракизм, групповое давление и разочарование. В дополнение к этому перечню М. Франкенхойзер [12] добавил ситуацию отсутствия контроля над событиями, Р. Лазарус – стрессовую ситуацию, когда угрозе подвергаются самые важные для человека ценности и цели [4].

Рис. 1.1.Зависимость эффективности деятельности человека от условий

Очевидно, что в круг стрессогенных ситуаций должны быть включены условия измененного существования и кризисные ситуации. К ним относятся ситуации, когда со стороны деятельности предъявляются слишком высокие или низкие требования к организму человека (избыток или недостаток нагрузки), что приводит к нарушению его равновесия или к его разрушению. К стрессогенным ситуациям на работе относятся многие ситуации, связанные с профессиональным развитием, карьерным продвижением и оценкой профессиональной компетентности. Особую группу стрессогенных ситуаций в организациях образуют различные виды конфликтных ситуаций.

Одной из психодиагностических задач является определение субъективных и объективных параметров стрессовых ситуаций, вызывающих те или иные стрессовые последствия (реакции, состояния, синдромы, болезни адаптации).

Таким образом, для решения практических задач стресс–менеджмента с позиций подхода, основанного на стрессовых стимулах, необходимо выявление стресс–факторов физического и социального пространства организации, стрессогенных факторов внешней бизнес–среды, определение типичных стрессогенных ситуаций и особенностей их восприятия работниками с точки зрения стрессогенности или степени психологической угрозы. Далее, в теме 3 описаны отдельные примеры подобных методик, сфокусированных на оценке стрессогенности профессионально–трудных ситуаций и выявлении стресс–факторов организационной среды.

В общих чертах между подходом к стрессу, основанным на ответных реакциях организма и основанным на стимулах, много общего. Более существенно отличается от них третий подход– модель взаимодействия человека и среды, представляемая стресс как ответную реакцию на отсутствие «соответствия» между возможностями личности и требованиями со стороны среды. В этом случае стресс рассматривается как результат предшествующих ему факторов и его последствий. Наиболее известной концепцией данного направления является трансактная модель стресса Кокса и Макэйя [13]. Согласно данной модели, стресс наиболее точно может быть описан как часть комплексной и динамической системы взаимодействия человека и окружающей среды. Стресс является индивидуально воспринимаемым феноменом, опосредованным психологическими особенностями личности. В отличие от предыдущих подходов трансактная модель подчеркивает наличие обратной связи между всеми компонентами системы, т. е. рассматривает стресс не как линейную реакцию, а как замкнутую систему (рис. 1.2).

Т. Кокс и Дж. Макэй выделили в данной системе 5 стадий. Первая стадия– воздействие на человека фактических требований внешней природы (среды). Вторая стадия– когнитивная оценка – осознавание человеком, с одной стороны, предъявленных к нему требований, с другой – своих возможностей справляться с ними. В случае нарушения равновесия между осознаваемыми требованиями и осознаваемой возможностью возникает стресс.

Рис. 1.2.Трансактная модель стресса (Т. Кокс, Дж. Макэй)

Фактор осознавания вносит широкий спектр индивидуальных особенностей реагирования на стрессы профессионально–трудовой и личной жизни. Чем больше неуверенности в своих возможностях, отсутствия опыта в преодолении фактических требований, тем быстрее нарушается равновесие и наступает стресс. Критическое нарушение равновесия сопровождается эмоциональными переживаниями стресса, что, в свою очередь, может усиливать изменения физиологического состояния, а также приводить к когнитивным и поведенческим попыткам ослабить стрессовый характер предъявляемых к личности требований. Данные психологические и физиологические изменения как ответные реакции на стрессоры рассматриваются как третья стадиятрансактной модели. Четвертая стадия– реакция противодействия стрессогенной ситуации доступными человеку способами. Важными последствиями противодействия являются как мало осознаваемые фактические последствия, так и осознаваемые (когнитивные, поведенческие реакции, психологическая защита). Пятая стадия– обратная связь, влияющая на все остальные стадии динамической системы стресса и формирование исхода каждой из них. Данные стадии, по мнению Т. Кокса [4], составляют систему, которая наиболее адекватно описывает действие стресса. В соответствии с данной моделью стресс рассматривается как процесс–помеха, как отражение взаимодействия между личностью и ее окружением.

Другим вариантом трансактного анализа является когнитивная модель психологического стресса Р. Лазаруса [15]. Согласно данной модели, «стресс развивается в том случае, когда требования, предъявляемые человеку, становятся для него испытанием или превосходят его возможности приспосабливаться». Развитие стресса, по его мнению, зависит не только от внешних условий, но также от конституциональной уязвимости человека и от адекватности его механизмов когнитивной защиты. Особое значение для появления психологического стресса имеют оценка человеком ситуации, в которой он находится, переживание разочарования, конфликта или угрозы.

Р. Лазарус рассматривает разочарование как особую форму опасности и вреда, которые уже испытал человек при достижении какой–то важной цели; что помешало ему или задержало при достижении важной цели. Конфликт – это наличие одновременно двух или более несовместимых тенденций в действиях или целях. Из конфликта может возникнуть угроза ожидания возможного вреда. Разочарование, в отличие от угрозы уже испытанный вред в виде физиологического или социального ущерба. Интенсивность угрозы зависит от уверенности и возможности человека справиться с опасностью или вредом, с которыми он может встретиться. Исходя из этого стресс–реагирование зависит от чувства силы или беспомощности справиться с ситуацией.

Подводя итог, можно отметить, что трансактная модель является психологически обоснованным подходом, более широко оперирующим психологическими факторами, чем другие подходы. Трансактный подход позволяет наметить конкретные пути профилактики и преодоления психологического стресса. Т. Кокс отмечает, что этот подход, вероятно, непригоден в тех ситуациях, когда организм подвергается внезапному физическому утомлению, не успевая влючать психологические механизмы защиты. Такие ситуации лучше описывают две предыдущие «механистические» модели.

Для управления рабочими (или профессиональными) стрессами необходимо учитывать сложное взаимодействие между возможностями человека и требованиями к нему со стороны работы. Исходя из понимания психологического стресса как индивидуального феномена следует учитывать ролевой и должностной статус субъекта труда в социальной (или корпоративной) среде, а также персональные и корпоративные стратегии преодоления профессионально трудных (стрессогенных) ситуаций.

В соответствии с трансактным подходом к стрессу психодиагностический инструментарий должен быть направлен на выявление стрессогенных (профессионально–трудных, неординарных, экстремальных) ситуаций, предъявляющих повышенные или чрезвычайные требования к человеку, далее – на определение особенностей восприятия (субъективной репрезентации или когнитивной оценки) данных ситуаций и оценку продуктивности преодолевающего поведения. Конструируемые для этого методики и шкалы оценки должны быть построены с учетом гендера, возраста и социального статуса.

При взаимодействии субъекта деятельности со стрессогенными ситуациями на работе подверженность стрессу зависит от многих факторов: индивидуально–типологических особенностей (психобиологической склонности к стрессовому реагированию), личностных характеристик, подготовленности (положительного опыта), прошлого негативного опыта травмирующих ситуаций, статуса личности в социуме, наличия или отсутствия социально–психологической поддержки и др. Поэтому в психодиагностический комплекс должны входить также методики оценки личностного адаптационного потенциала, ресурсов стрессоустойчивости.

Список литературы

1. Александровский Ю. А.Состояния психической напряженности и их компенсация. – М., 1976.

2. Ганзен В. А.Системное описание в психологии. – Л.: ЛГУ, 1984.

3. Китаев–Смык Л. А.Психология стресса. – М.: Наука, 1983.

4. Кокс Т.Стресс. – М.: Медицина, 1981.

5. Леонова А. Б.Основные подходы к изучению профессионального стресса. Вестник МГУ. Серия 14. Психология. 2000. № 3.

6. Леонова А. Б.Стресс–менеджмент: печальная необходимость. Что подстерегает самых успешных менеджеров. – www.cpt21.ru

7. Леонова А. Б., Кузнецова А. С.Психопрофилактика стрессов. – М.: МГУ, 1993.

8. Мальцева Н.Стресс–менеджмент. – www.officefile.ru

9. Наенко Н. И.Психическая напряженность. – М.: МГУ, 1976.

10. Селье Г.Очерки об адаптационном синдроме. – М.: Медицина, 1960.

11. Селье Г.Стресс без дистресса. – М.: Прогресс, 1982.

12. Туровская З. Г.О соотношении типологических особенностей высшей нервной деятельности с некоторыми характеристиками вегетативного реагирования. – В кн.: Проблемы дифференциальной психофизиологии. – М.: Педагогика, 1974. С. 228–242.

13. Франкенхойзер М.Эмоциональный стресс. – М., 1970.

14. T., Mackay C. J.A psychological model of occupational stress. A paper presented to Medical Research Council meeting Mental Health in Industry. – London, November, 1976.

15. KaganA., Levi L.Healt and environment – psycholocial stimuli: a review. In Society, Stress and Desease. – V. 2. NY, 1975.

16. Lazarus R. S.Patterns of Adjusiment. – McGraw–Hill, NY, 1976.

17. WeitzJ.Psychological research needs on the problems of human stress. In: Social and Psychological Factors in Stress (ed. J. E. MsGrath). – Holt Rinehart and Winston, New York, 1970.

Дата добавления: 2014-12-10 ; Просмотров: 4404 ; Нарушение авторских прав? ;

Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет

источник

Стресс (от англ. давление, напряжение) — психическое и физиологическое состояние, которое возникает в ответ на разнообразные экстремальные воздействия. Стресс вызывается ситуацией опасности, возрастания ответственности, необходимостью быстро принять важное решение, большими умственными и волевыми нагрузками и т. д. [27]

Г. Селье утверждал, что под понятие стресса попадают не только нервное напряжение, но и любое непривычное для человеческого организма воздействие, то есть, стрессом является и чувство страха, ненависти и гнева, чувство любви и радости, а также любая инфекция и даже низкие и высокие температуры внешней среды. Определение стресса, по Гансу Селье, это неспецифический ответ организма на любое предъявленное ему требование (реакция на сильное чувство или ощущение). Данное определение не отрицает специфический характер стимулов и ответов организма на них, а утверждает то, что любой стимул одновременно со своим специфическим действием предъявляет организму неспецифические требования, ответом на которые является неспецифическая реакция во внутренней среде организма. [26;55]

Читайте также:  Хорошее успокоительное средство при стрессах отзывы

Основное внимание Г. Селье и его последователи уделяли биологическим и физиологическим аспектам проблемы стресса. Традиционным стало понимание стресса как физиологической реакции организма, в частности, реакции эндокринных желез, контролируемых гипофизом, на действие различных отрицательных факторов. В функциональном и морфологическом отношении стресс выражается общим адаптационным синдромом, имеющим определенные стадии:

  • * реакция тревоги, во время которой сопротивление организма понижается («фаза шока»), а затем включаются защитные механизмы;
  • * стадия сопротивления (резистентности), когда напряжением функционирования систем достигается приспособление организма к новым условиям;
  • * стадия истощения, в которой выявляется несостоятельность защитных механизмов и нарастает нарушение согласованности жизненных функций.[25;54]

П.Фресс предлагает называть стрессом особый вид эмоциогенных ситуаций, а именно употреблять этот термин применительно к ситуациям, повторяющимся или хроническим, в которых могут появиться нарушения адаптации. [27, c.40]

Исходя из этого, можно считать стресс критическим событием и в то же время рассматривать его как перманентное жизненное состояние. Стрессор (синоним стресс-фактор, стресс-ситуация) — чрезвычайный или патологический раздражитель, значительное по силе и продолжительности неблагоприятное воздействие, вызывающие стресс. [19, c.55]

Ричард Харрис и др. (1956) классифицировали психосоциальные воздействия по виду и продолжительности.

Кратковременно действующие стрессоры:

  • — связанные с неудачами;
  • — обусловленные перегрузками, чрезмерной скоростью и отвлечением;
  • — вызывающие страх.

Продолжительно действующие стрессоры:

  • — борьбы;
  • — опасных ситуаций;
  • — заключения и изоляции;
  • — утомления от длительной активности.[21]

С. А. Разумов (1976) разделил стрессоры, непосредственно или косвенно участвующие в организации эмоционально-стрессовой реакции у человека, на четыре группы.

  • 1. Стрессоры активной деятельности:
    • — экстремальные (боев, космических полетов, подводных погружений, парашютных прыжков, разминирования и т. п.);
    • — производственные (связанные с большой ответственностью, дефицитом времени);
    • — психосоциальной мотивации (соревнования, конкурсы, экзамены).
  • 2. Стрессоры оценок (оценка предстоящей, настоящей или прошедшей деятельности):
    • — «старт» — стрессоры и стрессоры памяти (предстоящие состязания, медицинские процедуры, воспоминание о пережитом горе, ожидание угрозы);
    • — стрессоры побед и поражений (победа в соревновании, успех в искусстве, любовь, поражение, смерть или болезнь близкого человека);
    • — стрессоры зрелищ.
  • 3. Стрессоры рассогласования деятельности:
    • — стрессоры разобщения (конфликты в семье, на работе, в квартире, угроза или неожиданное, но значимое известие);
    • — стрессоры психосоциальных и физиологических ограничений (сенсорная депривация, мускульная депривация, заболевания, ограничивающие обычные сферы общения и деятельности, родительский дискомфорт, голод).
  • 4. Физические и природные стрессоры (мышечные нагрузки, хирургические вмешательства, травмы, темнота, сильный звук, качка, высота, жара, землетрясение).

Сам факт воздействия еще не обязательно предполагает наличие стресса. Более того, стимул действует, как указывал П. К. Анохин (1973), на стадии афферентного синтеза очень разнообразных по количеству и качеству суммирующихся раздражителей, поэтому определить роль одного из факторов исключительно трудно. В то же время восприимчивость к некоторым агрессорам у людей может быть очень различной. Новые впечатления для одних непереносимы, а другим необходимы. [29; 2,с.10-21; 20,с. 51-57; 24,с.225-237]

Раздражитель становится стрессором либо в силу приписываемого ему человеком значения (когнитивная интерпретации), либо через низшие мозговые сенсорные механизмы, через механизмы пищеварения и метаболизма. [5;59]

Советские ученые, развивая учение о стрессе, научно обосновали и признали, что ведущая роль в генезе стресса принадлежит не только гормональным, но и многим другим физиологическим реакциям организма, в

частности центральной нервной системе. Так, учитывая ведущую роль ЦНС в формировании общего адаптационного синдрома, К.И. Погодаев(1976) определяет стресс как состояние напряжения или перенапряжения процессов метаболической адаптации головного мозга, ведущих к защите или повреждению организма, на разных уровнях его организации, посредством единых нейрогуморальных и внутриклеточных механизмов регуляции.[49,с.211-229]

Продолжая дальнейшие исследования биохимических и физиологических аспектов проблемы стресса, Г. Селье постепенно подошел к изучению еще одной стороны стресса — психологической. Этому во многом способствовали работы ученых, обобщавших опыт второй мировой войны. Наряду с термином «стресс», в руководствах, монографиях и статьях все чаще стали применяться такие понятия, как психологический или эмоциональный стресс. Психическим проявлениям синдрома, описанного Г. Селье, было присвоено название «эмоциональный» стресс: в содержание этого термина включают и первичные эмоциональные психические реакции, возникающие при критических психологических воздействиях, и эмоционально-психические синдромы, порожденные телесными повреждениями, и аффективные реакции при стрессе, и физиологические механизмы, лежащие в их основе (Китаев-Смык Л.А., 1983). [11; 32 с.21-76]

Популяризация понятия «стресс» в биологии и медицине и прямое перенесение его физиологического значения в психологию привели к смешению психофизиологического и физиологического подходов к его изучению.

Первым попытался разграничить физиологическое и психологическое понимание стресса Р. Лазарус. Он, развивая учение о стрессе, выдвинул концепцию, согласно которой разграничивается физиологический стресс, связанный с реальным раздражителем, и психический (эмоциональный) стресс, при котором человек (на основе индивидуальных знаний и опыта) оценивает предстоящую ситуацию как угрожающую, трудную. В последние годы отмечают условность полного разделения физиологического стресса и стресса психического. В физиологическом стрессе всегда есть психические элементы и наоборот. Что же касается терминов «психический стресс» и «эмоциональный стресс», то они часто используются как равнозначные, поскольку почти все ученые признают, что основной причиной психического (психологического) стресса является эмоциональное возбуждение. [37,с.178-208; 3,с.121-126]

В.Л. Марищуком (1984, 1995) и др. высказано мнение, что наименования стресса (эмоциональный, боевой, учебный, авиационный, спортивный и др.) определяется содержанием стресс-фактора. Эмоциогенное воздействие вызывает эмоциональный стресс, спортивные нагрузки — спортивный стресс, факторы полета могут вызвать авиационный стресс и т. д. Но стрессом, по утверждению В.Л. Марищука, можно называть лишь такое состояние, которое характеризуется значимым выбросом стероидных гормонов (не менее чем на величину вероятного отклонения от исходных показателей). При этом любой стресс является физиологическим, т. к. сопровождается различными физиологическими реакциями и всегда эмоциональным, поскольку сопровождается соответствующими эмоциональными переживаниями. Он также всегда связан с разными нейрорефлекторными механизмами и различными эндокринными реакциями. [40]

Согласно Леви, эмоциональный стресс можно рассматривать как участок своеобразного континуума эмоциональных состояний, в котором сдвиги физиологического гомеостаза являются самыми низкими в условиях полного безразличия. Приятные и неприятные эмоциональные состояния сопровождаются изменениями в уровнях физиологического гомеостаза. В исследованиях вопросов эмоционального стресса сначала Леви, а затем Г. Селье все эмоционально-стрессовые состояния, связанные с неприятными, отрицательными переживаниями, обозначают как дистресс, а связанные с положительными эмоциональными реакциями как эустресс. При таком расширенном толковании понятие «стресс» становится равнозначным понятию «физиологическая активность» и в результате теряет объяснительную силу, значительно снижая возможности строго исследовать конкретные проявления адаптации с каких-либо единых позиций.[38;55]

Механизм стресса на физиологическом уровне выглядит так:

Во-первых, в коре головного мозга формируется, как указывает академик А. Ухтомский, господствующий очаг возбуждения — «оборонительная доминанта», которая подчиняет себе всю деятельность организма, все поступки и помыслы человека. Для успокоения в этот момент можно ликвидировать, «разрядить» эту доминанту, или же создать новую, «конкурирующую». Во-вторых, вслед за появлением доминанты развивается особая цепная реакция — возбуждается одна из глубинных структур мозга — гипоталамус, где расположены регулирующие центры вегетативной и эндокринной систем. Гипоталамус заставляет близлежащую особую железу-гипофиз выделить в кровь большую порцию адренокортикотропного гормона (АКТГ). Под влиянием АКТГ надпочечники выделяют адреналин и другие, физиологически активные вещества (гормон стресса). [28, c. 87-90]

В-третьих, из-за того, что стрессовая ситуация сохраняет свою актуальность, в кору головного мозга вновь и вновь поступают импульсы, поддерживающие активность доминанты, а в кровь продолжают выделяться гормоны стресса.

Но когда стрессовые атаки часты и сильны, энергетических ресурсов в организме может не хватить, адаптационные механизмы перестанут работать. Из-за истощения, из-за недостатка и нарушения баланса гормонов все труднее будет стимулировать угасающие функции организма, и человек, в конце концов, погибает. Это бывает, когда отключаются силы саморегуляции, когда очередная отрицательная эмоция наслаивается на предыдущую. [55; 3,с. 90-100; 56,с.64-68]

Причинные факторы стресса подразделяют на личностные (особенности характера, акцентуации, низкий уровень сопротивляемости стрессу) и внешние. [7]

Обобщая различные взгляды на природу стресса в современной научной литературе, можно сказать, что термин «стресс» используется, по крайней мере, в трёх значениях. Во-первых, понятие стресс может определяться как любые внешние стимулы или события, которые вызывают у человека напряжение или возбуждение. В настоящее время в этом значении чаще употребляются термины «стрессор», «стресс-фактор». Во-вторых, стресс может относиться к субъективной реакции и в этом значении он отражает внутреннее психическое состояние напряжения и возбуждения. В-третьих, стресс может быть физической реакцией организма на предъявляемое требование или вредное воздействие.

источник

Круг исследований профессионального стресса чрезвычайно широк: в него входят и масштабные демографические и популяционные обследования, проводимые в рамках так называемой «профессиональной эпидемиологии», и анализ конкретных производственных ситуаций, и лабораторные эксперименты моделирующего типа. Большинство работ имеет эмпирическую направленность и представляет набор разнообразных фактов, описаний конкретных ситуаций, диагностических методик и оптимизационных процедур. В настоящее время отсутствует единая концепция профессионального стресса, но применяется много частных разработок в практической деятельности психологов на производстве (Леонова,2000). Среди различных точек зрения выделяются три основных подхода к анализу профессионального стресса: экологический, трансактпый и регуляторный. В экологическом подходе стресс понимается как результат взаимодействия индивида с окружающей средой; в трансактном — как индивидуально-приспособительная реакция человека на осложнение ситуации; в регуляторном — как особый класс состояний, отражающий механизм регуляции деятельности в затрудненных условиях.

Экологический подход начал развиваться с конца 1960-х гг., когда были начались первые исследования качества жизни и факторов риска для здоровья профессионалов в зависимости от специфики труда, включая оценку психофизиологической напряженности деятельности.

Параллельно началась разработка методологической базы таких исследований в рамках парадигмы соответствия «личность-среда».

В рамках подхода утверждалось, что профессиональный стресс возникает в результате несоответствия (или несовместимости) требований рабочей среды и индивидуальных ресурсов работающего человека. Это создает потенциальную угрозу для успешности трудового поведения, здоровья и самочувствия.

Рис.1 Схема анализа профессионального стресса в рамках парадигмы соответствия «личность-среда»

В рамках данного подхода объектом эмпирических исследований являются характеристики стрессогенных ситуаций на «входе» (причины или источники возникновения стресса) и «выходе» (последствия стресса для труда, физического и психического здоровья профессионалов). Сам факт наличия стресса устанавливается на основании обнаружения закономерной связи между факторами напряженности труда и их негативными последствиями. Данный подход позволяет в каждом конкретном случае определить: имеет ли место и в чем проявляется дисбаланс в системе «личность — профессиональная среда»; какова «цена» существующих несоответствий; на что в первую очередь должна быть направлена оптимизационная работа.

Развитие методологии экологического подхода связано с содержательной проработкой таких общих и трудноопределимых понятий как «психическое здоровье» и «личностное благополучие» профессионала.

«Ограниченность данного подхода исходно предопределена существованием разрыва в цепочке «увязывания» причин и последствий стресса, хотя и те и другие могут быть по отдельности проанализированы самым исчерпывающим образом. Эта проблема не может быть решена в рамках исследовательской парадигмы «личность-среда». Для ее решения необходимо уточнить представления о роли индивидуально-психологических характеристик в процессе формирования стрессовых реакций» (Леонова,2000).

Трансактный подход к профессиональному стрессу сформировался в середине 20века как прямое следствие развития когнитивных концепций стресса. Новый взгляд на природу психологического стресса, предложенный в работе Р. Лазаруса, изменил характер исследований по данной проблеме. Фокус интересов сместился с изучения механизмов гомеостатического регулирования и стадий адаптационного приспособления на анализ индивидуально-психологических факторов, приводящих к развитию стресса. Центральное место в этом анализе заняли субъективная значимость ситуации, в которой действует человек, и те способы (или стратегии поведения), с помощью которых он пытается преодолеть затруднения.

Для моделей трансактного подхода характерно «соотнесение основных этапов развития стресса с блоками психологических операций, обеспечивающих субъективную репрезентацию (или построение «образа») наличной ситуации, ее когнитивную оценку с точки зрения мотивационно — потребностных установок субъекта и формирование стратегии преодоления или «выхода» из сложившихся обстоятельств»(Леонова,2000). В наиболее полном виде содержание такого процессуального анализа отражено в модели В.Шенпфлюга, модифицированная версия которого представлена на рис.2.

В данной модели описание поэтапной трансформации субъективного «видения» ситуации дополнено указанием на то, как преобразовывается этот процесс в зависимости от использования разных типов стратегий преодоления стресса: эмоционального («смягчение» ситуации, аффективный отказ и пр.), когнитивного (переоценка ситуации) и деятельностного (целенаправленное воздействие на объективную ситуацию).

Рис.2. Когнитивная модель развития психологического стресса (модификация модели В. Шенпфлюга-Schoenplug, 1986)

В прикладном аспекте эта линия исследований получила развитие в трансактной модели профессионального стресса Т.Кокса. Наряду с процессуальными компонентами стрессовых реакций она включает описательные конструкты, взятые из парадигмы соответствия «личность-среда». Однако анализ источников стресса на «входе» системы ведется с позиций их интерактивного взаимодействия с личностными установками работающего. В связи с этим исходно нерасчлененное понятие соответствия требований труда наличным ресурсам человека трактуется в терминах когнитивной оценки. Результаты когнитивной оценки, которые далеко не всегда сознательно рефлексируются субъектом, интерпретируются как психологические категории — например, как конфликт доминирующих потребностей, фрустрация мотивов деятельности, диффузная генерализация тревоги и пр. Наличие таких противоречий дает основание говорить о «рассогласовании» или дисбалансе, однако только в тех случаях, когда субъект не находит (или не имеет) адекватных средств для разрешения проблемы. В этом ракурсе последствия переживания стресса рассматриваются как специфичные формы нарушений психической и психофизиологической адаптации, обусловленные индивидуально — личностными особенностями человека.

В эмпирических разработках трансактного подхода прослеживается роль индивидуально — психологических факторов в процессах формирования определенных синдромов профессионального стресса.

Детализированный анализ регуляторных механизмов, обеспечивающих ту или иную степень успешности поведения человека в сложившихся обстоятельствах, составляет содержание третьего самостоятельного подхода к изучению профессионального стресса (Леонова,2000),

Читайте также:  Хорошие препараты от нервов и стресса

Регуляторный подход. Разработка «парадигмы регуляции состояний» продолжила линию исследований, связанную с анализом разного рода состояний работающего человека (утомления, монотонии, пресыщения, стресса и пр.), влияющих на эффективность его деятельности.

Основным предметом исследований в рамках регуляторного подхода стали детализация представлений о смене механизмов регуляции деятельности под влиянием разных факторов, а так оценка их «цены» с точки зрения внутренних затрат. К экспериментально — прикладным работам этого типа относится цикл исследований, посвященных анализу взаимодействия когнитивных и энергетических компонентов в процессе решения трудовых задач. Так, в двухуровневой модели «управления ресурсами» Г.Р. Хокки описывается механизм изменений функциональной структуры когнитивных задач, типичных для операторских профессий (идентификация, классификация, опознание), в зависимости от сдвигов в целевой структуре деятельности и от субъективного восприятия степени тяжести нагрузок. Центральным моментом таких изменений является переход с более низкого (автоматического) уровня контроля за протеканием отдельных операций на уровень сознательного контроля за исполнением целостных действий. Это происходит в тех случаях, когда рабочая ситуация субъективно воспринимается как более сложная.

Действия, выполняемые на уровне сознательной регуляции, практически всегда имеют более высокую «цену» за счет привлечения дополнительных ресурсов внимания и эмоциональной мобилизации. Описания типичных способов действий легли в основу классификаций компенсаторных механизмов и сбоев в работе, отражающих особенности реагирования на стрессогенные ситуации в зависимости от того, как происходит «утилизация» внутренних ресурсов индивида. На них же основаны попытки проследить развитие негативных последствий стресса — от возникновения актуального («острого») стрессового состояния через аккумуляцию хронических эффектов к формированию устойчивых патологических сдвигов (рис.3).

Рис.3. Схема развития негативных последствий профессионального стресса в рамках регуляторного подхода

Рассмотренные подходы к изучению профессионального стресса чаще всего обсуждаются как независимые и в определенном смысле конкурирующие друг с другом. Однако общее, что связывает эти подходы состоит в том, что каждый из обозначенных подходов может быть соотнесен с разными уровнями анализа механизмов развития стресса.

Экологический подход соответствует уровню макроанализа профессионального стресса и дает целостное описание факторов риска в терминах причинно-следственных отношений.

Трансактный подход направлен на анализ уровня промежуточного опосредования стресса индивидуально-психологическими особенностями человека и личностным опытом преодоления стрессовых ситуаций.

Регуляторный подход — это уровень микроанализа выполнения конкретных трудовых задач и поведенческих актов, отражающий психологические механизмы адаптации к стрессогенным условиям.

источник

1.4. Методологические подходы к изучению психологического стресса

В науке и обществе время от времени происходит изменение парадигмы – фундаментального предположения, представления о природе тех или иных явлений, событий, процессов. Одним из очередных изменений парадигм является переход от каузального редукционизма к трансакционизму. В каузальном редукционизме событие сводится к предшествующей ему причине, тогда как в трансакционизме считается, что событие появляется как следствие общего влияния некоторого набора факторов. Такое изменение парадигмы имеет глубинную связь не только с исследованиями и практикой, но также и с самой структурой общества и с тем, как мы ведем себя в повседневной жизни. Оно затрагивает различные области наук о человеке. Наиболее заметен этот процесс при изучении отношений личности и среды.

Существенное значение для изучения природы стресса, механизмов его регуляции и преодоления имеют положения ряда психологических теорий и концепций, которые являются методологической основой для понимания сущности развития этого состояния у человека и особенностей его поведения в стрессогенных ситуациях.

Одним из наиболее значительных достижений отечественной психологии явилось создание концепции системного подхода, наиболее полно представленной в работах Б.Ф. Ломова [135, 136]. Эта концепция определяет законы взаимосвязи и взаимообусловленности отражательных, регулятивных, коммуникативных функций психики, физиологических и других функций и структур организма, а также явлений, процессов и объектов внешнего мира. Она определяет иерархию взаимосвязей этих функций в процессе формирования и развития субъект-объектных отношений, в том числе порождающих состояние стресса, проявлений системообразующих факторов жизни и деятельности, зарождение системных свойств субъекта труда (например, работоспособности, профпригодности, стрессоустойчивости), роль их структурно-функциональных особенностей в регуляции деятельности и функциональных состояний [84].

Реализация системного подхода обусловливает необходимость изучения психологического стресса, стрессоустойчивости и других состояний и поведения человека при воздействии стресс-факторов в плане проявления человеком своих системных свойств, которые образуются в связи и в результате включения человека в деятельность (жизнедеятельность), и оцениваются в процессе выполнения функций организации, контроля, планирования, корректировки, достижения рационального процесса саморегуляции устойчивости к стрессу.

Изучение психологического стресса и его преодоления с позиций системного подхода требует его анализа в различных планах. «Когда исследуемое явление рассматривается как некоторая система (качественная единица), то главная задача здесь состоит в том, чтобы выявить “составляющие” этого явления и способ их организации. Именно в этом плане проводились (и проводятся) теоретические и экспериментальные исследования, нацеленные на вычленение процессов, из которых “складывается” психика, параметры психических состояний, свойств личности и т. д.» [135, с. 92]. Системный подход в изучении стресса и обеспечении его преодоления определяет и положение о взаимосвязи путей и методов достижения требуемого уровня этого состояния, о комплексном характере внешних факторов и условий, отражающихся в его значениях, о разнообразии уровней и механизмов психической регуляции стресса, возможностях взаимной компенсации и стимуляции различных компонентов психологической системы деятельности для поддержания требуемого уровня функциональной надежности (устойчивости). Он основан на рассмотрении, во-первых, конкретной деятельности как специфической формы активности человека, как части макроструктуры, как иерархии систем различного уровня; во-вторых, различных проявлений психического как целого, присущего субъекту; в-третьих, психических явлений как многоуровневой системы; в-четвертых, психических свойств с позиции множественности их отношений и разнопорядковости их характеристик; в-пятых, своеобразия процессов детерминации психических процессов-регуляторов рабочего поведения в системе. Системообразующая роль эффективности деятельности человека или целедостижения в любых формах его активности отражает особенности тех системных связей, которые существуют между отдельными компонентами конкретной деятельности (активности).

Однако системный подход не обеспечивает всех необходимых оснований для изучения функциональной надежности и любых форм активности человека. По мнению А.В. Брушлинского [41], этот методологический принцип сам по себе не может определить, что именно в каждом конкретном случае является системой, подсистемой, ее компонентами и их взаимосвязями. Для того чтобы это определить, системный подход реализуется в совокупности с другими, более конкретными научными подходами, теориями и методами. Среди них следует выделить, прежде всего, такие, которые наиболее существенны для выявления особенностей психики, необходимых для регуляции процессов зарождения, проявления и купирования стресса.

К числу таких методологических концепций следует отнести деятельностный подход в изучении функциональных состояний, который основывается на положениях теории деятельности, предложенной А.Н. Леонтьевым [128], и концепции регулирующей роли психического отражения, разработанной Б.Ф. Ломовым [135]. Деятельностный подход определяет необходимость установления и учета причинно-следственных отношений на разных уровнях макроструктуры трудового процесса и тем самым позволяет проникнуть в сущность явлений, определяющих, в частности, особенности формирования и проявления стресса и регуляций его преодоления. Закономерности психического отражения предметного мира, соотношение образных конструктов в процессе деятельности, адекватность психических и физиологических ресурсов требованиям деятельности, изменение содержания, средств и условий трудового процесса и соответственно требований к человеку, возможность мобилизации функциональных резервов в экстремальных условиях определяют особенности функциональной устойчивости человека в связи с конкретным характером его активности.

Положение о личностном подходе в изучении системных свойств и состояний человека реализует представления об особенностях проявления внутренних факторов активности и их роли в регуляции процессов формирования и реализации этих свойств и состояний человека. Имеются многочисленные экспериментальные данные, свидетельствующие о том, что функциональная надежность человека обусловливается не только его профессиональными характеристиками, но и особенностями мотивационной, когнитивной, психомоторной, эмоционально-волевой, темпераментальной и характерологической сферами личности [2, 9, 10, 134]. В теории деятельности А.Н. Леонтьева, развивающего идеи Л.С. Выготского и С.Л. Рубинштейна, личность рассматривается как продукт общественного развития, а ядром личности является система относительно устойчивых иерархизированных мотивов как основных побудительных сил деятельности, некоторые из которых придают ей личностный смысл (смыслообразующие мотивы), другие – мотивы-стимулы, сосуществующие с первыми и играющие роль положительных или отрицательных побудительных факторов.

В широком смысле личностный подход в изучении функциональной надежности человека предусматривает оценку состояния различных систем и функций организма, обеспечивающих энергетический потенциал человека. Таким образом, личностный подход определяет необходимость ориентации на оценку психических и физиологических ресурсов и функциональных резервов человека при изучении закономерностей развития стресса, формирования устойчивости и противодействия ему.

В исследованиях функциональных состояний и, в частности, особенностей развития и проявления стресса на разных этапах жизненного и профессионального пути недостаточно отражены закономерности динамики жизни личности. Этот пробел в известной степени восполняется развиваемым Л.И. Анцыферовой динамическим подходом, ориентированным на исследование закономерностей постоянного «движения» самой личности в пространстве своих качеств, своего возраста, меняющихся социальных норм и т. д. [9]. Данный подход имеет своей целью изучение качественных изменений в личности, прогрессивных или регрессивных форм и тенденций развития, причин трансформации личности, и в этом он отличается от тех динамических концепций личности, которые отражают в основном изменения функционально-энергетических характеристик человека. Разрабатываемый ею подход предусматривает активную роль самой личности в процессе своего развития путем установления места тех или иных событий в своей жизни, в определении их субъективной значимости, закреплении в своем психическом складе тех или иных форм поведения, изменений в душевной жизни и т. д. Эти факторы, в частности, позволяют понять своеобразие процессов регуляции функциональных состояний на различных этапах профессионализации человека, индивидуальных различий в характере реакций психики и организме на разные стресс-факторы, избирательность в выборе стратегий преодоления и т. д.

Существенное значение для развития исследований в области психологии стресса и его преодоления (помимо изложенных выше методологических и теоретических подходов и концепций) имеет положение субъектно-деятельностного подхода, основанного на научных идеях Л.С. Выготского, С.Л. Рубинштейна, А.Н. Леонтьева, Б.Г. Ананьева, Б.Ф. Ломова и развитого в трудах К.А. Абульхановой-Славской, А.В. Брушлинского, Е.А. Климова и других исследователей. Согласно этому подходу, человек в результате включения в процесс трудовой деятельности и в другие виды целенаправленной и осознаваемой активности (учеба, игра, общение) приобретает специфические свойства и качества самоорганизации, саморегуляции и самоконтроля, согласования внешних и внутренних условий и средств активности, координации всех психических процессов, состояний и свойств с объективными и субъективными условиями своей активности и, в частности, профессиональной деятельности.

Важнейшими положениями субъектно-деятельностного подхода являются: 1) неразрывная связь и взаимовлияние человека и деятельности, в которую он включен; 2) творческий и самостоятельный характер деятельности, которую он выполняет; 3) понимание деятельности как целенаправленной, сознательной, практически преобразующей активности человека по отношению к внешнему миру и к самому себе; 4) развитие субъекта в деятельности и изменение самой деятельности. Таким образом, согласно субъектно-деятельностному подходу человек, его психика формируются и проявляются в ходе деятельности, всегда социальной, творческой, самостоятельной, преобразующей.

Характеризуя труд человека как «функциональную систему», а самого человека – как субъекта труда, инициатора активности, Е.А. Климов [107] предложил для изучения уровня его сформированности следующие психологические признаки субъекта труда.

Первый признак характеризует осознание человеком социальной ценности результата труда, а уровень осознания определяется на основании: а) степени представленности у субъекта труда знаний о требованиях к результату труда; б) характера познания социальной ценности предвидимых результатов труда для себя и для общества; в) эмоциональных проявлений субъекта деятельности и их адекватности его представлениям и знаниям.

Второй признак – сознание обязательности выполнения порученного дела в заданных нормах (социальная и профессиональная ответственность, чувство долга). Уровень представленности данного признака определяется на основании: а) оценки характера осознания необходимости и ответственности за выполнение работы; б) оценки адекватности эмоционального состояния субъекта труда уровню его осознания.

Третий признак – сознательное применение орудий труда, средств достижения профессиональных целей, которое рассматривается с позиций поуровневой представленности по следующим характеристикам: а) степень теоретической подготовленности к выполнению профессиональной деятельности (знание зависимостей между свойствами предметов, орудий и субъектом труда); б) степень сформированности профессиональных навыков и умений; в) адекватность эмоциональных проявлений уровню готовности субъекта труда.

Четвертый признак – осознание профессиональной значимости межличностных отношений, оценка уровня которого осуществляется на основании глубины знания и понимания субъектом труда вклада других людей в создание материальных ценностей общества, которые он использует в своей профессиональной деятельности, а также с учетом характера эмоциональных переживаний отношения к людям труда, к ценностям, которые они создают.

Перечисленные психологические признаки в субъектно-деятельностном подходе раскрываются через систему психологических регуляторов активности субъекта, таких, как «образ объекта» (представления, глубина познания и чувственное отражение предметов и явлений трудового воздействия), «образ субъекта» (представление о самом себе как участнике трудового процесса), «образ субъект-объектных и субъект-субъектных отношений» (представления о межличностных отношениях и групповых процессах в различных звеньях трудового сообщества).

Таким образом, состояние стресса как системная категория определяется совокупностью деятельностно-ориентированных взаимосвязанных свойств и качеств человека, формирующих структурно-функциональные характеристики человека. Это состояние имеет свою иерархию показателей, а его системообразующими факторами являются параметры стрессоустойчивости, работоспособности, пригодности к выполнению определенных трудовых задач с заданной эффективностью и качеством, а субъективной мерой – самочувствие и настроение, удовлетворенность процессом и результатом труда. Системность категории стресса обусловливается также отражением в ней как «внутренних» свойств человека, предопределяющих и регулирующих процесс функциональной надежности и успеха в деятельности, так и «внешних» свойств, характеризующих наличный потенциал субъекта труда (его функциональный ресурс и резервы, знания, навыки, умения, опыт и др.), обеспечивающих функциональный комфорт и выполнение конкретной деятельности.

источник