Меню Рубрики

Стресс у детей оставшихся без попечения родителей

Семья выступает основным институтом социализации, через который общество реализует функции адаптации личности к окружающей среде, функции образования, развития, воспитания, формирования личности ребенка как будущего члена общества.

Распространение асоциальных ролевых форм поведения родителей (пьянство, агрессия и избиение детей, физическое и сексуальное насилие, моральная жестокость, доведение до суицида и др.) ведет к деградации социальных ролей и нарушению семейных ценностей, в результате чего ребенок попадает в трудную жизненную ситуацию.

Цель статьи – изучение влияния стресса и кризисных ситуаций не развитие детей-сирот, переживших жестокое обращение и насилие в родительской семье.

Теоретические основания исследования

В отечественной и зарубежной психологической литературе (Ф.Е.Василюк, К.Левин, Ф.В.Бассин, А.Г.Амбрумова, Е. Бурмистроваи др.) рассматриваются различные понятия, характеризующие трудную жизненную ситуацию (конфликт, стресс, фрустрация, кризис). В основе каждого из них лежат объективные (ситуативные) и субъективные (личностные) факторы, которые определяют особенности воздействия внешнего, предметного и социального мира на восприятие и оценку человеком ситуации как стрессовой, конфликтной, кризисной или ситуации фрустрации.Реакция человека на травматическое событие зависит от тяжести ситуации, возраста и психологических особенностей, навыков совладания со стрессом.

Специфическая трудная жизненная ситуация складывается у детей, переживших жестокое обращение и насилие в семье, проявляющаяся в неблагоприятных условиях жизни; угрожающем характере события; возрастании внутренней напряженности; истощении ресурсов ребенка для адаптации; изменении поведенческих стереотипов; резком наступлении стрессового события; наличии внутреннего или внешнего конфликта; отсутствии достаточного опыта разрешения конфликтов.

Стрессоры психического воздействия на ребенка, исходящие со стороны ближайших родственников (постоянная критика ребёнка, угрозы в его адрес, унижение, обвинения, принижение его успехов, отвержение, длительное лишение любви, нежности, заботы и безопасности со стороны родителей, принуждение к одиночеству и т.п.) способствуют формированию психологических защитных реакций, приводят к потере смысла и целей в жизни, к попыткам суицида, ночным кошмарам, нарушениям сна, страхам. Появляются нарушения в сфере самосознания (от переживания вседозволенности до ущербности), регресс в поведении, интеллектуальные дисфункции, закрепляются неэффективные ролевые позиции.

Наибольшему числу стрессоров подвержены подростки, общий показатель стресса укоторых значительно выше, чем у детей-сирот более младшего возраста. Обычно в жизни подростка присутствует не один, а совокупность взаимозависимых стрессоров (см. Шкала жизненных событий подростков, вызывающих стресс (YeaworthR.C., YorkJ., HasseyM.A., IngleM.E. andGoodwinT., 1980).При этом, в подростковом периоде реакции на стрессоры достаточно сильно обострены из-за отсутствия опыта совладания и высокой эмоциональной уязвимости.

При наступлении стрессового события происходит его восприятие и когнитивная оценка. В зависимости от того, как оно будет расценено подростком (положительно или отрицательно) практически одновременно возникают соответствующие эмоции; подросток оценивает свои возможности по преодолению стресса (можно изменить/повлиять на событие или нельзя) и в соответствии со своими представлениями, знаниями и предпочтениями осуществляет действия, направленные на избегание либо устранение источника стресса или приспособление к ситуации. После этого вновь происходит оценка ситуации и результата выбранного поведения. Вырабатывается индивидуальный адаптивный стиль совладания со стрессовой ситуацией.

Если поведение не принесло удовлетворяющего результата, то неблагоприятные внешние воздействия начинают выступать в качестве психотравмирующих стимулов и вызывают работу защитных психологических механизмов, способствуют возникновению посттравматического синдрома, эмоционального и психологического неблагополучия, ощущения враждебности мира по отношению к личности.В итоге подросток оказывается в кризисной ситуации, которую не может преодолеть самостоятельно.

Дети-сироты, пережившие жестокое обращение и насилие в семье, в состоянии посттравматического стресса постоянно находятся в напряжении и ожидают повторения стрессовой ситуации. Их психическое состояние при этом довольно разнообразно и проявляется в тревожности, фрустрации, агрессии, регрессии, двигательном возбуждении, апатии, деструкции, стереотипии, внутриличностных и межличностных конфликтах, приводящих, в конечном итоге, к социальной дезадаптации и психическим расстройствам.

Механизм защитного поведения детей-сирот, переживших жестокое обращение и насилие в родительской семье, представляет собой актуальные вариационные ответы личности на воспринимаемую угрозу, реализуемые в копинг-стратегии и способе управления стрессом, а также обеспечивающие психологический фон преодоления трудной (кризисной) жизненной ситуации в виде проявляемых эмоционально-поведенческих реакциях и личностных характеристиках (рис. 1).

Рис. 1. Механизм защитного поведения детей-сирот, находящихся в тяжелой (кризисной) жизненной ситуации

Эмоциональное реагирование является первоначальной реакцией организма ребенка на возникшее психическое напряжение, которое сопровождает восприятие стрессоров и кризисную ситуацию, включает активное или пассивное выражение эмоций и чувств.

Когнитивное реагирование связано с процессом осмысления кризисной ситуации и направлено на ее оценку и последующее отношение к ситуации, например, ее отрицание, ментальное дистанцирование, изменение целей и ценностей.

Поведенческое реагирование выражается в двигательных реакциях на стресс, направлено на устранение или изменение стрессора. Если психическое напряжение чрезмерно или социальные условия не позволяют реализовать адекватный физический ответ, то поведенческое реагирование может оказаться затруднено, что ведет к психосоматическим и функциональным нарушениям.

Личностный потенциал связан с психологической устойчивостью к фрустрирующим ситуациям, способностью к преодолению стрессогенных воздействий на основе личностных ресурсов и социального опыта, а также способностью интериоризировать опыт других и социальную поддержку, смысложизненными ориентациями и жизнестойкостью.

Средовый потенциал – те возможности окружающей среды, которые позволяют ребенку вывести систему отношений из состояния жестко фиксированного равновесия с тем, чтобы перевести ее на новый уровень функционирования, расширяющий возможности совладания с трудностями.

Адаптационный барьер– это условная граница параметров внешней социальной среды. Характеристики адаптационного барьера строго индивидуальны и могут зависеть как от биологических факторов среды и конституционального типа ребенка, так и от социальных факторов и индивидуально-психологических особенностей личности. Его уровень постоянно колеблется и в экстремальных условиях приближается к индивидуальной критической величине, когда человек использует все резервные психические возможности. Прорыв адаптационного барьера может происходить на психологическом (личностном) или социальном уровне.

Основным инструментом защиты выступают психологические механизмы, которые формируются как результат преодоления кризисной жизненной ситуации и интерперсональный способ разрешения возникшей проблемы.

В исследовании приняли участие 100 подростков-сирот 13-15 лет, находящихся в трудной жизненной ситуации. В исследовании применялись следующие психодиагностические методы и методики: психобиографический метод исследования, позволяющий проанализировать биологические, психофизиологические, социокультурные факторы жестокого обращения с детьми; опросник «Мой опыт» (Р.М. Загайнов) — представляет собой краткий опросник, направленный на выявление интегральной оценки детства, выяснение наличия в памяти подростков преодоленных и непреодоленных кризисных ситуаций, источников их возникновения, выявление ресурсов совладания и прогноз будущих кризисных ситуаций;опросник COPE (адаптация Гордеевой Т.О.,Осина Е.Н., Рассказовой Е.И. и др.) — направлен на изучение реакции людей на трудности в повседневных жизненных ситуациях, оценивает 15 копинг-стратегий, позволяющих человеку справляться с трудностями. Анализ данных проводился с применением количественных методов обработки полученных результатов.

Результаты и их обсуждение

Опросник COPEпозволил выявить основные реакции детей-сирот, переживших жестокое обращение в семье на трудности в повседневных жизненных ситуациях (рис.2).

Рис.2. Стратегии совладания с трудной жизненной ситуацией детей-сирот, переживших жестокое обращение в родительской семье

Наиболее частыми реакциями на жизненные трудности являются «отрицание», «поведенческий уход от проблемы», «применение успокоительных».

На втором месте по частоте реагирования выступают «мысленный уход от проблемы», «использование инструментальной социальной поддержки», «сдерживание», принятие.

Наименее всего дети-сироты стараются позитивно переформулировать ситуацию и спланировать действия по разрешению ситуации.

Изучение особенностей посттравматического стрессового состояния и остаточных переживаний, связанных со случаями жестокого обращения и насилия в родительской семье с помощью опросника «Мой опыт» (Р.М. Загайнов), показало, что в воспоминании подростков их детство осталось счастливым (70%), не очень счастливым (10%), тяжелым (20%). Это подтверждает позицию исследователей о том, что у детей, переживших жестокое обращение в семье, вырабатывается специфическая защитная реакция, связанная с идеализацией образа родителей, независимо от степени тяжести пережитой кризисной ситуации.

Наиболее частые переживаниясвязаны с детством — страхи (боязнь животных, боязнь родителей, боязнь стать таким как родители), конфликты и ссоры в семье. Для 50% детей-сирот характерно вытеснение воспоминаний о травмирующих ситуациях в область бессознательного, 90% описывают свой первый опыт совладания со сложной жизненной ситуацией как негативный.

В целом образ будущего представляется подросткам, пережившим жесткое обращение и насилие в семье, неясным и бесперспективным: 10% детей-сирот живут для того, чтобы доказать родителям свое право на существование, 10% — «ради прикола», если появились на свет – значит нужно жить, 30% — для себя, для своей самореализации, 40% — затруднились ответить. Только 30% представляют свое будущее положительным и связывают его с созданием семьи, выбором профессии и профессиональной самореализацией. У 70% — выявлен страх будущего, незнание возможных путей преодоления сложных жизненных ситуаций, если они произойдут.

Таким образом, анализ полученных результатов, позволяет выделить несколько типичных моделей поведения детей-сирот в трудных жизненных ситуациях: «агрессивного реагирования», «дистанцирования от проблемы», «поиска социальной поддержки».

Чаще всего первую модель поведения используют подростки, которые не справляются со своими эмоциольнальными реакциями, первичными переживаниями, склонные фиксироваться на проблеме в ситуации неопределенности.

«Дистантную модель» используют подростки, не стремящиеся и не умеющие находить способ разрешения сложившейся проблемной ситуации, склонные к вытеснению отрицательно окрашенного эмоционального компонента, фиксации на проблеме и негативных переживаниях.

«Модель поиска социальной поддержки» применяют подростки, стремящиеся в трудной ситуации защищать себя, но не умеющие разрешать возникающие проблемы. В трудной ситуации такие подростки стремятся обрести чувство безопасности и защищенности, которая достигается за счет одобрения со стороны значимых взрослых и сверстников.

На базе постоянно используемых психологических защит формируются определенные личностные черты (наивность, неуверенность, неспособность устанавливать контакты с другими людьми, неспособность отстоять свое мнение в споре, покорность либо наоборот, чрезвычайная неосознаваемая агрессия, стремление «уйти в себя», подозрительность и раздражительность, замкнутость).

Таким образом, психологические защиты, формируемые в процессе преодоления кризисной жизненной ситуации сиротой, оказывают значительное влияние на развитие его личностных и характерологических черт.

Результаты исследования еще раз подтверждают негативное и разрушительное влияние стресса и кризисных ситуаций на психику детей, следствием чего может стать социально-психологическая дезадаптация и уход в другие виды замещающей деятельности, в том числе и асоциальные.

Длительное нахождение ребенка в трудной (кризисной) жизненной ситуации порождает у него чувство неуверенности не только в завтрашнем дне, но и в собственных силах, неопределенность, напряженность, нестабильность, ощущение невозможности что-либо изменить, способствует формированию деструктивного стереотипного поведения, основывающегося на способе психосоциального взаимодействия, который транслировался им в детстве, и перенесению особенностей межличностных отношений из родительской семьи в собственный индивидуальный поведенческий стиль.

Работа выполнена при поддержке гранта Президента МК-99.2014.6

Асташова Н.А., д.п.н., профессор, зав.кафедрой педагогики ФГБОУ ВПО «Брянский государственный университет имени академика И.Г. Петровского», г. Брянск;

БурыкинаМ.Ю., д.псх.н., профессор кафедры педагогики и социального образования ФГБОУ ВПО «Брянский государственный университет имени академика И.Г. Петровского», г. Брянск.

источник

Причины возникновения, проявления и последствия депривации у ребенка, оставшегося без попечения родителей

яна балдина
Причины возникновения, проявления и последствия депривации у ребенка, оставшегося без попечения родителей

«Причины возникновения, проявления и последствия депривации у ребенка,

оставшегося без попечения родителей».

Особенности психического развития детей, воспитывающихся вне семьи, без попечения родителей (в домах ребёнка, детских домах и интернатах) – актуальная проблема нашего времени.

Темп развития таких детей замедлен по сравнению с детьми, воспитывающимися в семье. Их развитие и здоровье имеют ряд негативных особенностей, которые отмечаются на всех этапах – от младенчества до подросткового возраста и дальше.

Для воспитанников закрытых детских учреждений каждой возрастной ступени характерны специфические и различные комплексы психологических черт, отличающих их от ровесников, растущих в семье.

Специфика развития детей, воспитывающихся в закрытых детских учреждениях, свидетельствует, что многие свойства и качества их познавательной сферы и личности сохраняются на протяжении всего рассмотренного возрастного периода, обнаруживая себя в той или иной форме. К ним можно отнести особенности внутренней позиции (слабая ориентированность на будущее, эмоциональную уплощенность, упрощенное и обеднённое содержание образа Я, сниженное отношение к себе, несформированность избирательности (пристрастности) в отношении к взрослым, сверстникам и предметному миру, импульсивность, неосознанность и несамостоятельность поведения, ситуативность мышления и поведения и многое другое.

Что такое депривация?

Психологи и психиатры встречаются с ребенком и его родителями, его семьей, чаще всего, когда неблагополучие ребенка сообщает о себе каким-либо из выраженных болезненных проявлений: страхи, навязчивости, невротические реакции, негативизм, агрессивность, нарушение сна, нарушение пищевого поведения, энурез, энкопрез, целый спектр психосоматических заболеваний, проблемы с общением, с учебой, проблемы половой, ролевой идентификации, девиантное поведение (побеги из дома, воровство) и мн. др.

И, несмотря на то, что каждый отдельный такой случай, каждая отдельная семья будет иметь свою особенную историю, общими для них становятся выявляемые в анамнезе опыт перенесения деприваций и нескомпенсированность их последствий.

Именно о депривации нам представляется чрезвычайно важным сегодня говорить. Что это такое?

Сам термин «депривация» стал широко известным в 40-50 гг. ХХ века – период массового сиротства. Исследования тех лет показали, что дети, лишенные материнской заботы и любви в раннем детстве испытывают задержку и отклонения в эмоциональном, физическом и интеллектуальном развитии. Кстати тогда же появилось понятие «анаклектическая депрессия»: множество младенцев, перенесших в самые первые месяцы своей жизни разлуку с матерью, вскоре переставали отвечать на общение, переставали нормально спать, отказывались от еды и погибали.

В современной научной литературе термин «депривация» (от лат. deprivatio – потеря, лишение чего-либо) активно используется и означает – «то психическое состояние, которое возникает в результате жизненных ситуаций, где человеку не предоставляется возможности для удовлетворения его важнейших потребностей в достаточной мере и в течение достаточно длительного времени». *

Т. е. соответственно, можно сказать, что депривация – это лишение человека чего-то сущностно ему необходимого, обязательно влекущее за собой некое искажение (разрушение, опустошение) жизни данного человека.

Психическое развитие детей, воспитывающихся вне семьи.

Психологические особенности детей, воспитывающихся в детском доме, доме ребёнка и интернате, и особенности их коммуникативной деятельности взаимосвязаны. Развитие общения у детей в большей степени обусловлено тем, как его организует и осуществляет взрослый. Взаимодействие со взрослым должно обеспечить ребёнку становление соответствующих его возрасту форм общения, его содержание. Лишенные попечения родителей, они, как правило, имеют потребность в общении, и потому при благоприятных условиях возможна сравнительно быстрая коррекция их развития. Таким образом, отклонения и задержки в развитии психики и личности ребёнка, воспитывающегося в доме ребёнка, детском доме и интернате, возникшие на ранних этапах онтогенеза, не являются фатальными.

Кратко формулируя особенности детей, оставшихся без попечения родителей, можно сделать следующие выводы:

1. Недостаточное интеллектуальное развитие ребенка может заключаться и выражаться в ослаблении или несформированности, неразвитости познавательных процессов, неустойчивости внимания, слабой памяти, слабо развитого мышления (наглядно-образного, абстрактно-логического, вербального и др., низкой эрудиции и т. д. Причины низкого интеллектуального развития могут быть различны: от нарушения нормальной работы мозга, до отсутствия нормальной образовательно-воспитательной среды (педагогическая запущенность). Отсутствие должного внимания к интеллектуальному развитию ребенка может привести к серьезному отставанию в учебе.

2. Совместная деятельность и общение детей со сверстниками. В игре дети менее внимательны к действиям и состояниям партнера, часто вовсе не замечают обиды, просьбы и даже слез сверстника. Находясь рядом, играют порознь. Либо все играют со всеми, но совместные игры носят, в основном, процессуальный характер; отсутствует ролевое взаимодействие в игре; даже включаясь в какой-либо общий сюжет, дети действуют от себя, а не от лица ролевого персонажа. По операционному составу (по совершаемым действиям) такая деятельность очень напоминает ролевую игру, но по субъективному, психологическому содержанию существенно отличается от нее. Контакты в игре сводятся к конкретным обращениям и замечаниям по поводу действий сверстника (дай, смотри, подвинься и т. д.).

3. Проблема половой идентификации воспитанников интернатных учреждений. Стереотипы женского и мужского поведения входят в самосознание через опыт общения и идентификацию с представителями своего пола. В детских домах дети изолированы от этих ориентаций. Дошкольники уже хорошо знают о своей принадлежности к полу, стремятся утвердить себя как мальчика или девочку, в этом они мало отличаются от детей, воспитывающихся в семье. Однако качественно половая идентификация имеет существенные отличия. Если дети в семье идентифицируются с их родителями, с близкими родственниками и со сверстниками, то дети, лишенные родительского попечительства, идентифицируются, прежде всего, со своими сверстниками, т. е. мальчиками и девочками из группы.

4. Проблемы нравственного развития личности воспитанников. Проблемы нравственного развития начинаются с младшего школьного возраста и проявляются чаще всего в кражах, безответственности, подавлении и оскорблении более слабых, в снижении эмпатии, способности к сочувствию, сопереживанию и, в целом, в недостаточном понимании или непринятии моральных норм, правил и ограничений.

5. Социализация детей –сирот. Под трудностью социализации специалисты понимают комплекс затруднений ребенка при овладении той или иной социальной ролью. Осваивая эти роли, человек социализируется, становится личностью. Отсутствие нормальных для обычного ребенка контактов (семья, друзья, соседи и т. п.) приводит к тому, что образ роли создается на основе противоречивой информации, получаемой ребенком из различных источников.

6. Проблемы эмоционально-волевого развития воспитанников. Наибольшие трудности и отклонения от нормального становления личности воспитанников детских домов отмечаются всеми исследователями в эмоционально-волевой сфере: в нарушении социального взаимодействия, неуверенности в себе, снижении самоорганизованности, целеустремленности, недостаточном развитии самостоятельности («силы личности», неадекватной самооценке. Нарушения подобного рода проявляются чаще всего в повышенной тревожности, эмоциональной напряженности, психическом утомлении, эмоциональном стрессе. Несмотря на наличие некоторых общих особенностей, характеризующих психическое развитие детей-сирот, следует иметь в виду, что в качестве субъекта психолого-педагогического сопровождения они представляют собой достаточно условную группу, внутренне дифференцированную. По существу, единственным основанием, позволяющим объединить воспитанников детских домов, является депривационный синдром. При этом, каждый ребенок имеет свою индивидуальную историю сиротства, свой опыт отношений со взрослыми, свой особый характер личностного развития, который не во всех случаях может быть квалифицирован, как отставание или задержка психического развития. В силу этих обстоятельств, психолого-педагогическое сопровождение психического развития ребенка, оставшегося без попечения родителей, может носить только индивидуальный характер. Также большое влияние на личность ребенка оказывает тот факт, что он развивается в условиях депривации.

Читайте также:  Как восстановить ауру самостоятельно после стресса

2. Причины возникновения, проявления и последствия эмоциональной депривации у ребенка, оставшегося без попечения родителей.

Психологические проблемы в развитии, как детей, так и взрослых чаще всего возникают в связи с переживанием ими лишений или потерь. Термин «депривация» используется в психологии и медицине, в обиходной речи означает лишение или ограничение возможностей удовлетворения жизненно важных потребностей.

В зависимости от лишений человека выделяют различные виды деприваций – материнскую, сенсорную, двигательную, психосоциальную и другие. Охарактеризуем кратко каждый из названных видов деприваций и покажем, какое влияние оказывают они на детское развитие.

Материнская депривация.

Нормальное развитие ребенка в первые годы жизни связано с постоянством ухода за ним как минимум одного взрослого человека. В идеале – это материнский уход. Однако наличие другого заботящегося о малыше человека при невозможности материнского ухода также позитивно отражается на психическом развитии младенца. Нормативное явление в развитии любого ребенка – формирование привязанности к взрослому человеку, ухаживающему за ребёнком. Такую форму привязанности в психологии называют материнской привязанностью. Различают несколько типов материнской привязанности – надежную, тревожную, амбивалентную.

Отсутствие или нарушение материнской привязанности, связанное с насильственным отделением матери от ребенка, приводит к его страданию и негативно отражается в целом на психическом развитии. В ситуациях, когда ребенок не разлучен с матерью, но недополучает материнскую заботу и любовь, также имеют место проявления материнской депривации. В формировании чувства привязанности и защищенности определяющее значение имеет телесный контакт ребенка с матерью, например, возможность прижаться, ощутить теплоту и запах материнского тела. По наблюдениям психологов, у детей, живущих в негигиенических условиях, зачастую испытывающих голод, но имеющих постоянный физический контакт с матерью, не возникает соматических расстройств. Вместе с тем, даже в самых лучших детских учреждениях, обеспечивающих правильный уход за младенцами, но не дающих возможности телесного контакта с матерью, встречаются соматические расстройства у детей. Материнская депривация формирует тип личности ребенка, характеризуемый безэмоциональностью психических реакций. Психологи различают характеристики детей, от рождения лишенных материнского ухода и детей, насильственно отделенных от матери после того, как эмоциональная связь с матерью уже возникла. В первом случае (материнская депривация от рождения) формируется устойчивое отставание в интеллектуальном развитии, неумение вступать в значимые отношения с другими людьми, вялость эмоциональных реакций, агрессивность, неуверенность в себе. В случаях разрыва с матерью после сложившейся привязанности у ребенка начинается период тяжелых эмоциональных реакций. Специалисты называют ряд типичных стадий этого периода – протест, отчаяние, отчуждение. В фазе протеста ребенок предпринимает энергичные попытки вновь обрести мать или человека, осуществляющего уход. Реакция на разлуку в этой фазе преимущественно характеризуется эмоцией страха. В фазе отчаяния ребенок проявляет признаки горя. Ребенок отвергает всяческие попытки ухода за ним других людей, длительное время безутешно горюет, может плакать, кричать, отказываться от пищи. Стадия отчуждения характеризуется в поведении маленьких детей тем, что начинается процесс переориентации на другие привязанности, что способствует преодолению травмирующего действия разлуки с близким человеком. Сенсорная депривация. Пребывание ребенка вне семьи – в интернате или другом учреждении зачастую сопровождается переживанием им недостатка в новых впечатлениях, называемого сенсорным голодом. Обедненная среда обитания вредна для человека любого возраста. Исследования состояний спелеологов, подолгу находящихся в глубоких пещерах, членов экипажей подводных лодок, арктических и космических экспедиций (В. И. Лебедев) свидетельствуют о значительных изменениях в общении, мышлении и других психических функциях взрослых людей. Восстановление нормального психического состояния для них связано с организацией особой программы психологической адаптации. Для детей, переживающих сенсорную депривацию, свойственно резкое отставание и замедление всех сторон развития: неразвитость двигательных навыков, неразвитость или несвязанность речи, торможение умственного развития. Еще великий русский ученый В. М. Бехтерев отмечал, что к концу второго месяца жизни ребенок ищет новые впечатления. Бедная стимульная среда вызывает безучастность, отсутствие реакции ребенка на окружающую его действительность. Двигательная депривация. Резкое ограничение возможности движения в результате травм или болезней обуславливает возникновение двигательной депривации. В нормальной ситуации развития ребенок ощущает свою способность влиять на окружающую среду посредством собственной двигательной активности. Манипулирование игрушками, указательно-просительные движения, улыбка, крик, произнесение звуков, слогов, лепетание – все эти действия младенцев дают им возможность на собственном опыте убеждаться в том, что их влияние на окружение может иметь осязаемый результат. Эксперименты с предложением младенцам различных видов подвижных конструкций показали четкую закономерность – возможность ребенка управлять движением предметов формирует у него двигательную активность, невозможность воздействовать на движение игрушек, подвешенных к колыбели, формирует двигательную апатию. Неспособность изменять окружающую среду обуславливает возникновение фрустрации и связанных с ней пассивности или агрессии в поведении детей. Ограничения детей в их стремлении бегать, лазать, ползать, прыгать, кричать приводят к возникновению тревожности, раздражительности, агрессивному поведению. Значимость двигательной активности в жизнедеятельности человека подтверждается примерами экспериментальных исследований взрослых людей, которые отказываются от участия в экспериментах, связанных с длительной неподвижностью, несмотря даже на предлагаемые последующие вознаграждения.

Эмоциональная депривация.

Потребность в эмоциональном контакте – одна из ведущих психических потребностей, оказывающих воздействие на развитие психики человека в любом возрасте. «Эмоциональный контакт становится возможным только тогда, когда человек способен к эмоциональному созвучию с состоянием других людей. Однако при эмоциональной связи существует двусторонний контакт, в котором человек чувствует, что является предметом заинтересованности других, что другие созвучны с его собственными чувствами. Без соответствующего настроя людей, окружающих ребёнка, не может быть эмоционального контакта». Специалисты отмечают ряд существенных особенностей появления эмоциональной депривации в детском возрасте. Так, присутствие большого количества разных людей ещё не закрепляет эмоционального контакта ребёнка с ними. Факт общения с множеством разных людей часто влечет за собой возникновение чувств потерянности и одиночества, с которыми у ребёнка связан страх. Это подтверждают наблюдения за детьми, воспитанными в домах ребенка, у которых обнаруживается отсутствие синтонности (греч. syntonia со звучность, согласованность) — особенность склада личности: сочетание внутренней уравновешенности с эмоциональной отзывчивостью и общительностью) по отношению к окружающей среде. Так, переживание совместных празднований детей из детских домов и детей, живущих в семьях, оказывало на них различное воздействие. Дети, лишенные семейного воспитания и связанной с ним эмоциональной привязанности, терялись в ситуациях, когда их окружало эмоциональное тепло, праздник производил на них гораздо меньшее впечатление, чем на эмоционально контактных детей. После возвращения из гостей, дети из детских домов, как правило, прячут подарки и спокойно переходят к привычному образу жизни. Семейный ребенок обычно долго переживает праздничные впечатления.

В жизни, безусловно, разные виды деприваций сложно переплетаются. Каждый раз важно, кто претерпевает депривацию (возраст, пол, актуальное состояние, актуальная жизненная ситуация, биографический «багаж» человека, его общая психофизиологическая устойчивость и т. д., а также свойства (сила, длительность, жесткость) самого депривационного события, какого уровня (соматического, психического или психологического) коснутся всегда разрушительные последствия того или иного вида депривации, в какой мере (эти последствия могут охватывать всю шкалу психических отклонений: от легких особенностей реагирования до грубых нарушений развития интеллекта и всего склада личности, и целый спектр соматических изменений, и, будут ли следствия депривации реактивными или же отставленными по времени – множество курсов специальных дисциплин посвящено данным вопросам. И хотя единого взгляда на проблему нет, множество вопросов не разработано еще в полной мере, все же все исследователи без сомнений сходятся в одном, что депривации, переживаемые в детском возрасте, оказывают наиболее мощное патогенное действие.

Детство – особый, наиболее тонкий и хрупкий период, когда формируется в некотором смысле «ткань» всей последующей жизни человека. И поэтому бесконечно значимым становится все, что происходит и как происходит.

Мы никогда не знаем, с каким запасом сил приходит в жизнь ребенок, но должны знать, что любая депривация наносит ему ущерб, что любая депривация – это трата жизненных сил, трата витальной энергии. Мы должны хорошо понимать, что вся последующая взрослая жизнь нашего ребенка будет нести на себе следы детских деприваций (суть – история искажений).

Ребенок – крайне несвободное существо. Он приходит в мир, и этот мир явлен для него его родителями, его семьей. И именно семья становится тем пространством, которое может отчасти уже в самом себе содержать депривационные для ребенка риски, именно семья становится тем пространством, которое сможет амортизировать (смягчать) и компенсировать существующие и случающиеся депривации, или, напротив, будет их усиливать, утяжелять и длить, а то и вовсе – порождать и множить.

Претерпевая депривацию, ребенок испытывает состояние, которое можно сравнить с тем, что испытывает человек, стоящий на краю отвесной скалы, когда его внезапно что-то толкает… И он летит… В абсолютном одиночестве… Что там внизу? Подхватят ли, поймают ли? Быть может, все обойдется благополучно. Но мгновений такого полета достаточно, чтобы претерпеть нечто ужасное. И именно такого рода опыт переживания ужасного в полном одиночестве получает ребенок с особенной силой в ситуациях материнской депривации, которую иначе можно было бы поименовать депривацией любви.

Создание у ребенка чувства защищенности, психологического комфорта, выявление его истинных психических и физических сил, предъявление соразмерных им требований – важнейшие направления профилактики реакций дезадаптации.

Для обеспечения нормального формирования психики и предотвращения ее девиаций большое значение имеет динамическая оценка психического развития и при необходимости создание для него более благоприятных условий. Для гармонизации личностных черт в целом полезна пропаганда таких воспитательных воздействий в семье и детских учреждениях, которые бы способствовали умению бороться с трудностями, управлению своими эмоциями, ограничению своих притязаний в соответствии с возможностями и т. д.

Более старшим детям следует дать минимум знаний и навыков, необходимых для понимания психической деятельности и посильного ее регулирования. Не только забота о душевной жизни, но и внедрение физической культуры и спорта сделают детскую личность менее ранимой. Необходима также хорошая психологическая подготовка детей к общению с другими людьми, в том числе и противоположного пола. Все требования к детям, к их психическим и физическим возможностям должны быть сбалансированы в соответствии с возрастом и полом.

Психическое развитие детей-сирот. Методическое пособие. СПб. 1996г.

.С. Я. Рубинштейн Экспериментальные методики патопсихологии. АПРЕЛЬ ПРЕСС. Раздел Психология умственно отсталого школьника. М. 1999г.

.Интегрированный подход в психологии (новые исследования). Сборник научных трудов. Изд. РГПУ им. А. И. Герцена. СПб. 2004г.

.Л. М. Шипицына Необучаемый ребенок в семье и обществе. СПб. Изд. Дидактика Плюс. М. Институт общегуманитарных исследований. 2002г.

.Л. М. Шипицына Психология детей-сирот. Изд. Санкт — Петербургского университета. 2005г.

.Л. М. Шипицына, Е. С. Иванов, А. Д. Виноградова, Н. Л. Коновалова, Л. Л. Крючкова Развитие личности ребенка в условиях материнской депривации. СПб. 1997г.

Детские страхи: причины и последствия «ДЕТСКИЕ СТРАХИ: ПРИЧИНЫ И ПОСЛЕДСТВИЯ» Известный психолог и врач А. И. Захаров определил страх как «аффективное (эмоционально заостренное).

Роль музыки в социализации воспитанников учреждения для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей …Понятие о прогрессе как источнике и цели исторического движения …должно быть прямым и непосредственным выводом из воззрения на народ и.

Консультации для родителей «Капризы и упрямство детей-дошкольников, причины их проявления» УПРЯМСТВО – это психологическое состояние, очень близкое к негативизму. Это отрицательная особенность поведения человека, выражающаяся в.

Родительское собрание «Детские страхи и причины их возникновения» Цель:Беседа о детских страхах. Задачи: Познакомить с детскими страхами. Рассказать о причинах возникновения последних. Найти пути решения.

Консультация для родителей «Причины возникновения стресса у ребенка и как его избежать» Считается, что стрессы чаще возникают у взрослых на фоне нестабильной социальной или экономической ситуации. На самом деле стресс у ребенка.

Причины возникновения страхов у детей дошкольного возраста Как показывает большое количество исследований, большая часть фобий у людей были заложены в детстве, включая его самый ранний период. Что.

Программа по социальной адаптации детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (для воспитанников 12–17 лет) 2 года Программа по адаптации и социализации детей «Социализация и адаптация детей – сирот и детей, оставшихся без попечения родителей».

Сценарий семейного часа для воспитанников центра помощи детям, оставшимся без попечения родителей «Мужали мальчишки в бою» КГБУ «Кытмановский центр помощи детям, оставшимся без попечения родителей» Сценарий семейного часа «Мужали мальчишки в бою». Бедарева В. А,.

Шахматный турнир для воспитанников школы-интерната для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей Государственное казенное общеобразовательное учреждение Краснодарского края «Березанская школа-интернат для детей-сирот и детей, оставшихся.

Сообщение на семинар «Синдром гиперактивности с дефицитом внимания: особенности проявления, причины и диагностика» Синдром дефицита внимания с гиперактивностью хоть и является одним из распространенных психоневрологических расстройств у детей не включен.

источник

Особенности психосоциального здоровья и правовое положение детей, оставшихся без попечения родителей. Характеристика учреждений для детей, оставшихся без попечения родителей. Организация процесса социально-педагогической реабилитации детей-сирот.

Федеральное агентство по образованию

Государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Волгоградский Государственный Педагогический Университет»

Социально-педагогическая реабилитация детей, оставшихся без попечения родителей

Бычкова Светлана Николаевна

  • Введение
  • Глава 1 Дети, оставшиеся без попечения родителей
    • 1.1 История сиротства
    • 1.2 Особенности психосоциального здоровья детей, оставшихся без попечения родителей
    • 1.3 Правовое положение детей, оставшихся без попечения родителей.
    • 1.4 Характеристика учреждений для детей, оставшихся без попечения родителей
  • Глава 2 Социально-педагогическая реабилитация детей, оставшихся без попечения родителей
    • 2.1 Диагностический материал
  • Заключение
  • Литература
  • Приложения
  • социальная педагогическая реабилитация ребенок сирота

Во все времена были дети, которым выпадала горькая участь расти без родителей. Сирот усыновляли, их брали в монастыри, создавали дома призрения, приюты.

Признание пагубности взросления детей без родителей и начало научного осмысления этого явления относится к началу XX века. Первая, а затем вторая, мировые войны, мощные экономические кризисы и социальные потрясения привели к появлению множества покинутых детей, детей без родителей, эвакуированных, перемещенных, оказавшихся в концентрационных лагерях. Такие дети заполнили больницы, детские дома, дома ребенка. Среди них было множество совсем маленьких, даже младенцев.

Однако несмотря на значительный прогресс в деле призрения детей-сирот, который наблюдался на протяжении XX века, те, кто имел к этому отношение, видели то же, что и столетия назад. Дети, оставшиеся без родителей постоянно — в детских учреждениях и даже временно — в больницах, санаториях — отстают в развитии, имеют серьезные эмоциональные нарушения, чаще болеют и очень часто умирают. Иными словами, постоянно подтверждалось известное изречение испанского епископа, относящееся к I860 году: «В приюте ребенок становится грустным и многие от грусти умирают».

Вначале думали, что причины этого — бедность, плохая пища, плохие условия. Когда с этим так или иначе справились, были созданы хорошие, чистые приюты и больницы, где соблюдались все гигиенические правила и был обеспечен должный медицинский уход, состояние детей принципиально не изменилось к лучшему, а в некоторых случаях даже ухудшилось.

Следующая версия плачевного состояния ребенка в больнице и приюте — обедненная среда: однообразная, казенная обстановка, малое количество игрушек, недостаток впечатлений. Однако и решение проблемы стимульной, информационной среды также не привело к успеху.

Сложность переходного периода в развитии общества, масштабность и острота его социальных, культурных и экономических проблем обуславливают актуальность активного поиска оптимальных путей подготовки молодого поколения к жизни, развития индивидуальности, потребностей и способностей человека, формирования его ориентации в жизни, стимулирующих самореализацию.

Эти задачи приобретают особое значение, когда речь идет о детях — сиротах, лишенных родительской поддержки, приобретших негативный социальный опыт, отличающихся ослабленным физическим и психическим здоровьем, нравственной неустойчивостью. Характерным результатом указанных негативных факторов выступает высокий уровень социальной дезадаптации этих детей.

Знакомство с литературой показало, что проблема психического здоровья привлекала и привлекает многих исследователей из самых разных областей науки и практики: медиков, психологов, педагогов, философов, социологов.

Существует много подходов к пониманию и решению этой проблемы. Ясно лишь одно: психология неразрывно связана с психическим здоровьем, состояние и развитие которого не занимает подобающего ему места в педагогической и психологической программе работы с ребенком.

Особенно остро нуждаются в оказании помощи дети — сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей. Существует несколько взаимосвязанных проблем, которые не решаются традиционно применяемыми педагогическими технологиями. Основные из них:

Крайне слабое психологическое и социально — педагогическое сопровождение воспитательного процесса в детских домах.

Дети не получают необходимого развития их личности, позволяющего преодолеть типичный для них социальный и психологический инфантилизм, подчиняемое, психологически зависимое поведение, что делает их почти беззащитными в отношении любых асоциальных влияний на них.

Существующая педагогическая система в детском доме не формирует у детей навыков преодоления трудных жизненных ситуаций, психологической защиты и правильного поведения при стрессе. В результате у них легко возникают эмоциональные расстройства и девиантное поведение.

Последствие отставания педагогических технологий работы с детьми — социальными сиротами и недостаточное их психологическое обеспечение и сопровождение проявляются в конечном итоге в том, что после детского дома эти дети значительно уступают детям, воспитывающимся в семьях, по всем основным параметрам социальной адаптации:

§ По способности к приобретению профессии и трудоустройству;

§ По способности избегать кризисных и криминальных ситуаций в жизни;

§ По способности образовать собственную семью и успешно выполнять родительские воспитательные функции.

Значительная часть выпускников детского дома остаются на низких «этапах» развития общества; они пополняют ряды преступников, наркоманов, алкоголиков и тех родителей, которые, в свою очередь, отказываются от воспитания уже собственных детей.

Таким образом, педагогический процесс в современном детском доме в кратчайшие сроки должен быть дополнен такими психологическими и социально-педагогическими технологиями работы с детьми, которые позволяют существенно повысить уровень развития их личности и возможности в последующей социальной адаптации.

Поставленная проблема определила тему работы — «Социально-педагогическая реабилитация детей, оставшихся без попечения родителей».

Читайте также:  Как восстановить аппетит после стресса

Цель работы заключается в изучении особенностей социально-педагогическая реабилитация детей, оставшихся без попечения родителей.

Объект: психосоциальное здоровье детей, оставшихся без попечения родителей.

Предмет: организация процесса социально-педагогической реабилитации детей, оставшихся без попечения родителей.

Гипотеза исследования содержит предположение о том, что психосоциальное здоровье детей, оставшихся без попечения родителей будет нормальным, если правильно организована система социально-педагогической реабилитации.

Для проверки гипотезы были выдвинуты следующие задачи:

1. Изучить особенности детей, оставшихся без попечения родителей.

2. Выявить особенности психосоциального здоровья детей, оставшихся без попечения родителей.

3. Провести диагностические мероприятия для выявления путей социально-педагогической реабилитации детей, оставшихся без попечения родителей.

4. Спроектировать модель социально-педагогической реабилитации детей, оставшихся без попечения родителей.

Методы исследования: анализ научной, психолого-педагогической литературы по теме; анкетирование воспитанников детского дома, детей, обучающихся в массовой школе; методическая литература по теме исследования; статистические методы обработки полученных результатов; моделирование социально-педагогической деятельности.

База исследования: дети, оставшиеся без попечения родителей.

Структура работы: введение, 2 главы, заключение, список литературы, приложение.

Глава 1 Дети, оставшиеся без попечения родителей

Датировка возникновения учреждений для никому не нужных детей разнится. Известные чешские исследователи проблемы сиротства Й. Лангмейер и 3. Матейчек называют IV век н. э. (335 год, Цареград). В Российской педагогической энциклопедии в качестве первого воспитательного дома упоминается открытый в 787 году в Милане. Первые учреждения для детей, оставшихся без родителей, были приютами для младенцев. Туда попадали незаконнорожденные, подкидыши, причем во всех странах прием таких детей осуществлялся анонимно, так, что даже принимающий ребенка не видел того, кто отдавал ребенка в приют. Поэтому нередко отдавали даже законнорожденных младенцев. К началу XIX века воспитательные дома имелись во многих крупных городах Европы и Америки.

Первые приюты открывались обычно при монастырях и лишь к XVIII-XIX векам многие из них стали патронироваться государством.

В России первый приют для «зазорных» младенцев был основан в Новгороде митрополитом Иовом в 1706 году. Петр I передал дело призрения государству, открыв 10 воспитательных домов, называвшихся «сиропитательницами». При преемниках Петра I они были закрыты и вновь открылись при Екатерине II. Первые такие воспитательные дома открылись в Москве (1764), Петербурге (1770), а затем и других губернских городах. Число детей в воспитательных домах быстро росло. В Российской педагогической энциклопедии отмечается, что чрезвычайная скученность, недостаточное питание, отсутствие ухода и медицинской помощи в таких приютах приводили к высокой детской смертности (60-90 %) (1993, Т. I, с. 171).

Интересно, что воспитательные учреждения для детей старше трех лет как в странах Европы, так и в России были открыты несколькими веками позже. Организационно-педагогические основы таких детских приютов были заложены в XVII веке А. Г. Франке. С начала XIX века они получили распространение в Германии, затем в Великобритании и Нидерландах, позже — во Франции.

В России детские приюты для более старших детей возникли в XVIII веке при монастырях. Первый немонастырский приют был открыт в Петербурге в 1837 году при Демидовском доме призрения трудящихся, он назывался «детскими комнатами». В 1838 году был создан Комитет главного попечительства детских приютов, предложивший в 1839 году Положение о детском приюте. В разработке этого Положения принимал, в частности, участие известный поэт и детский писатель В. Ф. Одоевский. По данному положению, цель детских приютов — предоставить детям временное убежище и элементарное образование. Причем первоначально дети посещали эти приюты лишь в дневное время, в 1846 году был разрешен ночлег, а в 1847 году и постоянное проживание в них детей.

До Октябрьской революции 1917 года в России детские приюты находились в разном подчинении и финансировались из разных источников: благотворительных обществ, частных лиц и ведомств (духовного, военного, Министерства внутренних дел). По сведениям Российской педагогической энциклопедии к 1917 году на территории России (в границах РСФСР) было 583 детских приюта, в которых воспитывались около 30 тысяч детей. После Октябрьской революции все учреждения для детей-сирот были закрыты. Заботу о воспитании и содержании детей полностью взяло на себя государство. Были организованы детские учреждения для детей до 3 лет, которые стали называться «домами ребенка», и для детей старше трех лет (они получили название «детских домов»). В результате большой реорганизации детских домов в 50-60-е годы XX века большинство детских домов было превращено в школы-интернаты.

Ни для кого не секрет, что большинство воспитанников детских домов отнюдь не сироты. В основном это дети, родители которых живы, но лишены родительских прав. В нашей стране ежегодно родительских прав лишаются около 40 000 семей. Кроме того, у части детей родители не лишены родительских прав, но находятся в заключении. Многие дети оказываются в таких учреждениях сразу после рождения. Так, в домах ребенка 80 % воспитанников составляют дети, от которых родители отказались сразу после рождения — из-за болезни (60 %) или тяжелых материальных условий — 20 % (Вы решили усыновить ребенка, 2001, с. 10).

Лишение родительских прав в нашей стране возможно только по решению суда и только в тех случаях, когда родители (или один из них) уклоняются от своих обязанностей по воспитанию детей или злоупотребляют своими правами, либо оказывают на детей вредное влияние. Часто причиной лишения родительских прав становится жестокое обращение с детьми (изнасилование, побои), вовлечение ребенка в противоправные действия. По имеющимся данным, лишение родительских прав в 96 % случаев связано с тяжелым алкоголизмом, одного или обоих родителей (Вы решили усыновить ребенка, 2001, с. 10).

Сказанное означает, что с точки зрения соматического и психического здоровья, с учетом отягченной наследственности, неблагоприятного протекания пренатального развития, тяжелых условий жизни в раннем возрасте, дети, родившиеся и выросшие в таких семьях, составляют по существу «группу риска».

1.2 Особенности психосоциального здоровья детей, оставшихся без попечения родителей

По данным одного из комплексных обследований состояния здоровья воспитанников школ-интернатов для детей-сирот и детей, лишенных попечения родителей, среди таких детей практически отсутствуют здоровые дети и подростки с нормальным развитием и уровнем функционирования организма (I группа здоровья); воспитанники, имеющие функциональные отклонения (II группа здоровья), составляют до 10 % в 1-3-х и до 30 % в 4-8-х классах; наиболее многочисленной (до 70 %) является III группа, в которую включены учащиеся, имеющие хронические заболевания в компенсированном состоянии; воспитанники с хроническими заболеваниями в состоянии субкомпенсации составляют около 10 % и относятся к IV группе. Для сравнения — в массовой общеобразовательной школе IV группа здоровья встречается лишь в единичных случаях.

Уже в 1-м классе к IV группе здоровья отнесено до 1/3 детей из школ-интернатов. У воспитанников имеются существенные отклонения в физическом развитии. Наблюдается его дисгармоничность, один из показателей которой — низкий (ниже среднего) рост, отмечающийся у 59 % учеников младших классов и 36 % подростков 10-16 лет. Нарушения осанки наблюдается у 55 % детей младших классов. У 43 % первоклассников обнаружены остаточные проявления рахита (деформация костей черепа и грудной клетки) и т. п.

Широко распространены (около 90 % случаев) расстройства психоневрологической сферы, а также общая соматическая ослабленность организма. У10 % воспитанников младших классов отмечаются нарушения в поведении типа психопатоподобного синдрома; каждый 3-5-й ребенок страдает энурезом или другими проявлениями неврозов; у подростков наблюдается патохарактерологическое формирование личности, а также астено-невротические состояния.

Исследования, проведенные во многих странах мира, свидетельствуют о том, что вне семьи развитие ребенка идет по особому пути и у него формируются специфические черты характера, поведения, личности, про которые часто нельзя сказать, хуже они или лучше, чем у обычного ребенка, — они просто другие. И более того, есть все основания полагать, что именно психологический фактор является причиной не только психологических, но и соматических отклонений таких детей.

Депривация — термин, широко используемый сегодня в психологии и медицине. В русский язык он пришел из английского — deprivation — и означает «утрата, лишение, ограничение возможностей удовлетворения жизненно важных потребностей».

Для понимания сути этого термина важно обратиться к этимологии слова. Латинский корень privare, что значит «отделять», лежит в основе английских, французских, испанских слов, переводимых на русский язык как «частный, закрытый, отдельный»; отсюда же и используемое в русской речи слово «приватный». Префикс de в данном случае передает усиление, движение вниз, снижение значения корня (по аналогии со словом «депрессия» — «подавление»).

Таким образом, уже этимологический анализ слова показывает, что, говоря о депривации, имеют в виду такое неудовлетворение потребностей, которое происходит в результате отделения человека от необходимых источников их удовлетворения — отделения, имеющего пагубные последствия.

По мнению А. Ребера, автора Большого толкового психологического словаря, термин «депривация» означает «потерю какого-то желаемого объекта или человека и используется для обозначения удаления объекта или человека или для обозначения состояния потери непосредственно». Ч. Райкрофт в словаре психоаналитических терминов определяет депривацию как «опыт недополучения необходимого».

Важно отметить, что термин «депривация» многими авторами используется двояко — для обозначения (1) реального ограничения условий жизни и функционирования и (2) психического состояния, возникающего в результате подобных ограничений.

Различают парциальную депривацию (partial deprivation) — когда не удовлетворена какая-либо одна потребность и полную (тотальную) — когда одновременно не удовлетворены многие потребности или одна, но настолько важная, что ее неудовлетворение вызывает тотальные нарушения. Примером последней является лишение ребенка материнской любви — материнская депривация.

Кроме того, выделяются такие виды депривации, как открытая (манифестируемая) и скрытая (маскированная).

В зависимости от того, чего именно лишен человек, выделяют разные виды депривации. Для психологии наибольший интерес представляют такие виды депривации, как двигательная, сенсорная, информационная, социальная, сексуальная, эмоциональная и материнская.

Ребенок попадает в обедненную среду (не окрашенную ни чем хорошим, без впечатлений) часто, оказавшись в детском доме, больнице, интернате или другом учреждении закрытого типа. Такая среда, вызывая сенсорный голод, вредна для человека в любом возрасте. Однако для ребенка она особенно губительна.

Как показывают многочисленные психологические исследования, необходимым условием для нормального созревания мозга в младенческом и раннем возрасте является достаточное количество внешних впечатлений, так как именно в процессе поступления в мозг и переработки разнообразной информации из внешнего мира происходит упражнение органов чувств и соответствующих структур мозга.

Большой вклад в разработку этой проблемы внесли отечественные ученые. Так, Н. М. Щеловановым было установлено, что те участки мозга ребенка, которые не упражняются, перестают нормально развиваться и начинают атрофироваться.

Н. М. Щелованов писал, что если ребенок находится в условиях сенсорной изоляции (он неоднократно наблюдал ее в яслях и домах ребенка), то происходит резкое отставание и замедление всех сторон развития, своевременно не развиваются движения, не возникает речь, отмечается торможение умственного развития.

М. Ю. Кистяковская, анализируя стимулы, вызывающие положительные эмоции у ребенка первых месяцев жизни, обнаружила, что они возникают и развиваются лишь под влиянием внешних воздействий на его органы чувств, в особенности на глаз и ухо.

Опираясь на эти факты, а также на собственные наблюдения и эксперименты, выдающийся детский психолог Л. И. Божович (1968) выдвинула гипотезу о том, что ведущей в психическом развитии младенца является потребность в новых впечатлениях.

Согласно этой гипотезе, потребность в впечатлениях возникает примерно на 3-5 неделе жизни ребенка и является базой для формирования других социальных потребностей, в том числе и социальной по своей природе потребности в общении ребенка с матерью. Это положение противостоит представлениям большинства психологов о том, что исходными выступают либо органические потребности (в пище, тепле и т. п.), либо потребность в общении.

Необходимость создавать в детских учреждениях сенсорно насыщенную внешнюю среду, признаваемая в настоящее время всеми, на деле нередко реализуется прямолинейно, примитивно, однобоко и неполно. Иногда из самых лучших побуждений, борясь с унылостью и однообразием обстановки в детских домах и школах-интернатах, стараются максимально насытить интерьер разными красочными панно, картинками, выкрасить стены в яркие цвета, создать звуковой фон, когда на всех переменах, в свободное время звучит громкая, бодрая музыка. Но это способно устранить сенсорный голод лишь на самое короткое время. Оставаясь неизменной, подобная обстановка в дальнейшем все равно к нему приведет. Только в данном случае это произойдет на фоне значительной сенсорной перегрузки, когда соответствующая зрительная стимуляция буквально будет «бить по голове». Еще Н. М. Щелованов предупреждал о том, что созревающий мозг ребенка особенно чувствителен к перегрузкам, создающимся при длительном однообразном влиянии интенсивных стимулов.

С двигательной депривацией мы сталкиваемся всякий раз, когда возникает резкое ограничение движения, например, в результате травм или болезней. Особенно тяжелы последствия двигательной депривации для детей. Сегодня широко признано, что тугое пеленание грудных младенцев (свивальник), традиционное для некоторых культур, имеет отрицательные последствия не только медицинского или физиологического характера, но и сугубо психологические.

Установлено также, что медицински необходимое ограничение движений детей с врожденным вывихом бедра посредством распорок приводит к заметному повышению тревожности этих детей, которые становятся плаксивыми и обидчивыми. У них наблюдается психический регресс, когда, скажем, ребенок, который уже просился на горшок, начинает опять мочиться в штанишки и т. п.

Существуют данные, что дети, двигательная активность которых в силу медицинских причин в течение длительного времени была сильно ограничена, нередко испытывают состояние депрессии, которое может «прорываться» взрывами ярости и агрессивности (Дж. Прескотт).

Стереотипное раскачивание из стороны в сторону, которое может продолжаться часами, многие исследователи наблюдали у маленьких детей из закрытых детских-учреждений, условиями содержания лишенных возможности нормально двигаться. Этому явлению еще в 30-е годы прошлого века посвятила свое исследование польский психолог Ванда Шуман. По ее мнению, покачивание доставляет ребенку определенные проприоцептивные (идущие от двигательной системы организма) раздражения, которые как-то разнообразят его ощущения.

Многие авторы, исследовавшие такого рода движения, считают, что в определенном диапазоне, когда они сосуществуют с другими видами активности и имеют тенденцию к сворачиванию по мере взросления ребенка, стереотипные движения могут в самом деле рассматриваться как достаточно эффективный способ разнообразить опыт сенсорных ощущений. Ведь если обстановка, воспринимаемая ребенком, чрезмерно статична и «мир не движется вокруг него», то ребенку есть смысл самому двигаться относительно этого мира. К тому же такие движения могут служить средством успокоения, вследствие чего некоторые исследователи относят их, а также такие повторяющиеся движения, как сосание пальца, постукивание, покачивание ногой к числу так называемых «успокоительных привычек», объясняя известную их полезность аутостимуляцией.

Наряду с сенсорной и двигательной выделяют также социальную депривацию. С ней, например, часто сталкиваются пожилые люди после выхода на пенсию, когда разрываются привычные круги общения, уходит ощущение своей нужности обществу и в этом смысле связанности с ним. Здесь важен разрыв именно широких социальных связей, поэтому зачастую даже возможность общения с детьми, внуками, знакомыми не снимает во многих случаях тяжелых переживаний, рождаемых социальной депривацией.

Подобная форма депривации встречается и у молодых людей. Так, нередко молодые мамы, сидящие дома с ребенком, в ситуациях, когда, казалось бы, все в порядке — и муж любит, и ребенок здоров, — вдруг начинают испытывать тоску, тревогу, становятся агрессивными.

Обратимся теперь к проблеме социальной депривации в детском возрасте. Учитывая важность уровня личностной зрелости как фактора толерантности к социальной изоляции, можно с самого начала предположить, что чем младше ребенок, тем тяжелее для него будет социальная изоляция.

В книге И. Лангмейера и 3. Матейчека (1984) приводится множество выразительных примеров того, к чему может привести социальная изоляция ребенка. Это и так называемые «волчьи дети», и знаменитый Каспар Хаузер из Нюрнберга, и, к сожалению, не единичные трагические случаи из жизни современных детей, которых взрослые по каким-то причинам годами держали взаперти — в чуланах, подвалах, закрытых комнатах, не давая им возможности что-либо видеть и с кем-либо общаться. Все эти дети не умели говорить, плохо или совершенно не ходили, непрестанно плакали, всего боялись. Самое страшное, что, когда эта пытка одиночеством кончалась, они оказывались в нормальном мире и ими интенсивно начинали заниматься профессионалы — врачи, психологи, педагоги, — то даже при самом самоотверженном, терпеливом и умелом уходе и воспитании такие дети за редким исключением на всю жизнь оставались ущербными.

Существует идея монотропности, впервые сформулированная Дж. Боулби, суть которой состоит в следующем. Для нормального развития ребенка необходимо, чтобы тепло и забота сосредоточивались в одном человеке. Это не обязательно должна быть биологическая мать ребенка, но важно, чтобы оказавшийся на ее месте взрослый был действительно неизменно любящим, эмоционально теплым.

Идею монотропности прекрасно выразили И. Лангмейер и 3. Матейчек: «Ребенок, бесспорно, нуждается в центральном «объекте», на котором сосредоточиваются все его виды активности и который обеспечивает для него требующуюся уверенность. . При нормальных обстоятельствах это, конечно, скорее мать или другое лицо на ее месте, становящееся фокусом, к которому притягиваются все отдельные виды активности ребенка, «как верноподданные к королю»».

В современных исследованиях, напротив, все чаще отстаивается идея политропности, суть которой состоит в том, что ребенок может установить отношения привязанности не с одним-единственным человеком (в идеале — матерью), но с несколькими (тремя-четырьмя близкими людьми, которыми могут быть, помимо матери, отец, дедушка, бабушка, тетя, няня и др.). Важно соблюдение трех основных условий. Эти отношения должны быть:

непрерывными, устойчиво повторяющимися.

Именно от несоблюдения стабильности контактов страдают воспитанники детских учреждений, особенно дети раннего возраста.

Американский исследователь Д. Пруг обнаружил, что в ситуации с постоянно меняющимися взрослыми (в больницах, детских домах, яслях) маленький ребенок в состоянии восстановить прерванный эмоциональный контакт не более четырех раз, после чего он перестает стремиться к такого рода контактам и становится к ним равнодушным. Однако в обычной практике детских домов как в нашей стране, так и за рубежом заботящиеся о ребенке взрослые меняются значительно большее количество раз.

Читайте также:  Как восстановиться после затяжного стресса

Ребенок, воспитывающийся в доме ребенка, детском доме и других подобных учреждениях, с раннего детства имеет дело не с одним взрослым, постоянно присутствующим и центральным персонажем его жизни, а с множеством взрослых, все время сменяющих один другого. Это явление принято называть мультипликацией материнской заботы.

Распределение материнских функций между несколькими воспитателями многие ученые считают основным фактором, определяющим практически все дефекты психического развития ребенка из закрытого детского учреждения. Наиболее однозначны в такой оценке представители психоаналитического направления, полагающие, что фигура матери ничем не заменима для маленького ребенка.

А. В. Запорожец не считал исключительность связи ребенка с матерью даже биологически наиболее оптимальной. Напротив, биологически целесообразной, с его точки зрения, является именно политропность ребенка, т. е. наличие у него многосторонних и прочных связей с разными окружающими взрослыми.

Вопрос о преимуществах моно- или политропности и по сей день остается дискуссионным. Попытки решить его с помощью строгих научных экспериментов не дают однозначных ответов.

1.3 Правовое положение детей, оставшихся без попечения родителей

Развитие цивилизованного общества определяется не только его экономическим и социально-культурным уровнем, но и отношением к обездоленным детям. Новая эпоха — эпоха гласности, демократии — создает основу для изменения отношения к различным аспектам данной проблемы. Несмотря на то, что раньше мы догадывались о неблагополучии в сфере семейных отношений, все же истинные размеры катастрофы оказались неожиданными. Согласно статистическим данным, более 1 млн детей бывшего Советского Союза воспитываются государством в детских домах и интернатских учреждениях, причем более всего — в России. Сиротство такого масштаба знали лишь в страшные годы войны и голода. Обращает внимание и тот факт, что изменился качественный состав детей-сирот. Если раньше это были дети, родители которых погибли на фронте, то сегодня подавляющее большинство детей, воспитывающихся в домах ребенка, детских домах, интернатах, имеют одного или обоих родителей, т.е. являются социальными сиротами при живых родителях. Сиротство как социальное явление существует столько же, сколько само человеческое общество, и является неотъемлемым элементом цивилизации. Войны, эпидемии, стихийные бедствия, другие причины приводили к гибели родителей, вследствие чего дети становились сиротами. Видимо с возникновением классового общества ответвляется и так называемое социальное сиротство, когда дети лишаются попечения родителей в силу нежелания или невозможности осуществлять последними родительские обязанности, когда родители отказываются от ребенка или устраняются от его воспитания.

Основанное на положениях ст.121 Семейного кодекса законодательное определение терминов «дети-сироты» и «дети, оставшиеся без попечения родителей» дано Законом «О дополнительных гарантиях по социальной защите детей — сирот, оставшихся без попечения родителей». Установлено, что дети-сироты — это лица в возрасте до 18 лет, которые остались без попечения единственного или обоих родителей в связи со следующими обстоятельствами: отсутствием таковых или лишением их родительских прав, ограничением их в родительских правах, признанием безвестно отсутствующими, недееспособными (ограниченно дееспособными), находящимися в лечебных учреждениях; объявлением их умершими; отбыванием ими наказания в учреждениях, исполняющих наказание в виде лишения свободы, нахождением в местах содержания под стражей, подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений; уклонением родителей от воспитания детей или защиты их прав и интересов; отказом родителей взять своих детей из воспитательных, лечебных учреждений, учреждений социальной защиты населения и других аналогичных заведений и в иных случаях признания ребенка оставшимся без попечения родителей в установленном законом порядке.

Анализ социальных причин сиротства показывает, что 3% детей, поступающих в дома ребенка, относятся к категории «подкидышей», около 60% родителей отказываются от ребенка в роддоме, мотивируя свое нежелание его воспитывать отсутствием необходимых условий. 60% матерей, чьи дети поступают в дома ребенка, квалифицируются как матери одиночки. Определенная часть матерей ссылается на недостаточную психологическую зрелость и отсутствие материнских чувств. Около 30% детей поступают в дома ребенка от родителей — алкоголиков.

Сейчас в России около 600 000детей — сирот (из них 95% социальные сироты, т.е. родители их живы, но лишены родительских прав либо сами отказались от ребенка). Причинами отказа от детей и помещения их в государственные учреждения являются: неполная семья, недостаточная материальная обеспеченность и плохие жилищные условия, алкоголизм матери или обоих родителей. Лишь небольшая часть детей была оставлена родителями из-за нарушения у новорожденного того или иного физического дефекта, с диагнозом известных форм умственной отсталости с неблагоприятным прогнозом, или с незначительными врожденными пороками развития. Есть и категория матерей, о которых необходимо говорить особо — это матери — подростки, пытающиеся любыми способами избавиться от нежелательной беременности, в том числе с помощью вредных для здоровья будущего ребенка препаратов. В результате появляются на свет дети, которые не нужны своим родителям и воспитываются в учреждениях для сирот.

Такие реалии современной российской жизни, как экономический кризис, безработица, обнищание широких слоев населения, проживание за чертой бедности, повсеместное ослабление семейных устоев, утрата старшими и младшим поколениями моральных ценностей, пьянство и алкоголизм, наркомания, распространение среди детей и взрослых психических заболеваний, бесспорно сформировали благоприятную почву для многих негативных социальных явлений и социального сиротства в частности.

Сегодня государство практически не стимулирует передачу детей, оставшихся без попечения родителей в другую семью, предпочитая тратить большие суммы на детские интернатные учреждения. Но и их не хватает. За последние годы число детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, приняло устрашающие размеры. Безразличие к ребенку в семье стало не столь редким явлением, о чем свидетельствует рост случаев лишения родителей родительских прав. Игнорирование самых насущных потребностей ребенка в таких семьях нередко сопровождается жестоким обращением с ними. По данным исследований, каждый второй ребенок, попавший в приют, подвергался телесным наказаниям. Дети убегают от жестокого с ними обращения, от сексуального насилия со стороны близких либо знакомых матери или отца, от издевательского отношения к их личности, от гиперопеки со стороны родителей, приобретающей форму тяжелой семейной тирании. Количество детей, по собственной воле ушедших из семьи, растет. За последнее время оно увеличилось на 15%. Углубленное психологическое обследование воспитанников одного из приютов позволило установить, что сексуальному насилию подверглись 21% приютских детей, причем только 1/3 имело место изнасилование посторонним лицом. В остальных случаях дети стали жертвами внутрисемейного сексуального насилия со стороны кровных родственников или фактических воспитателей. Жертвами инцеста становятся как маленькие дети (1,5 — 5лет), так и девушки 13-17 лет. В ряде случаев сексуальные посягательства со стороны родителей продолжались в течение нескольких месяцев и даже лет.

Выталкивает на улицу не только семья. Достигло критических масштабов отчисление из общеобразовательных школ не только подростков, но и 7-8 летних учащихся; отмечается резкое увеличение числа 14-15-летних подростков, покинувших учреждения общего и профессионального образования и не начавших работать, сокращение приема в профтехучилища (отчего ежегодно до 1 млн подростков, достигших трудоспособного возраста, не имеют профессии), неконкурентоспособность на рынке труда подростков 14-18 лет, которые почему-либо продолжать учебу не могут, и т.п. В результате, по данным с мест, среди категории подростков, попавших в поле зрения комиссии по делам несовершеннолетних, 22% нигде не работают и не учатся. А по информации Генеральной прокуратуры нигде не учатся и не работают 2 млн несовершеннолетних в возрасте 14-15 лет.

В целях улучшения положения детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, принято постановление Правительства РФ «О первоочередных мерах по улучшению положения детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» от 14 мая 2001г. №374. Указанным документом увеличено в 3 раза ежегодное пособие, выплачиваемое детям в период обучения для приобретения учебной литературы и письменных принадлежностей; установлены нормы материального обеспечения детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и распространены на детей, передаваемых в приемные семьи и детские дома семейного типа. Субъектам Российской Федерации рекомендовано предусматривать в бюджетах средства на льготный и бесплатный проезд указанных категорий детей, а также средства на компенсацию питания, обеспечение одеждой и т.п. детей, направленных в негосударственные учреждения образования и социальной защиты; принять меры по поддержке образовательных учреждений для детей-сирот и специализированных учреждений для несовершеннолетних, нуждающихся в социальной реабилитации.

1.4 Характеристика учреждений для детей, оставшихся без попечения родителей

Обстановка с беспризорными становиться все острее. Во многих семьях по разным причинам, основная из которых все те же экономического характера, родители спиваются, забывая о детях. А те, видя постоянные пьянки, драки, не находя даже куска хлеба, уходят из дома, живут в подвалах, на чердаках.

Приюты, детские дома — слова для нас, казалось бы, прочно забытые, снова возвратились в нашу речь.

Страшная статистика сирот при живых родителях растет, возрастает число учреждений для таких детей.

К таким учреждениям относятся образовательные учреждения, в которых содержатся (обучаются и воспитываются) дети — сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей; учреждения социального обслуживания населения (детские дома — интернаты для детей — инвалидов с умственной отсталостью и физическими недостатками; социально — реабилитационные центры помощи детям, оставшимся без попечения родителей; социальные приюты); учреждения здравоохранения — дома ребенка и другие учреждения, создаваемые в установленном законом порядке.

Дети — сироты — дети в возрасте до 18 лет, у которых умерли оба или единственный родитель, или объявлены умершими (в соответствии со ст. 45 Гражданского кодекса РФ «Объявление гражданина умершим»).

Дети, оставшиеся без попечения родителей до 18 лет, которые остались без попечения единственного или обоих родителей, по разным причинам.

К основным причинам относится: отсутствие родителей или лишение их родительских прав, ограничение их в родительских правах; уклонение родителей от воспитания детей или от защиты их прав и интересов; отказ родителей взять своих детей из воспитательных, лечебных учреждений, учреждений социальной защиты населения и других аналогичных учреждений; иные случаи признания ребенка, оставшимся без попечения родителей, в установленном порядке.

Дом ребенка — в этом учреждении проживают дети от рождения до 3 лет. По достижении возраста 3 лет дети — сироты переводятся в детские дома для детей дошкольного и школьного возраста, специализированные интернаты для детей с физическими и умственными недостатками, закрытые интернаты для делинквентных детей и подростков.

Целевая установка всех детских домов — это социальная защита детей — сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, передача им навыков поведения в обществе, определение для них оптимального жизненного пути, восстановление психосоциального и физического здоровья.

Детский дом — государственное интернатное воспитательное учреждение для детей — сирот в возрасте от 3 до 18 лет, некоторые такие учреждения преобразованы в школы — интернаты.

Школа — интернат — учреждение, созданное для круглосуточного пребывания воспитанников, с целью обеспечения более благоприятных условий для развития и воспитания ребенка, оказание помощи семье. Определение ребенка с 7 до 18 лет в школу — интернат происходит на основании решения органов опеки, по желанию родителей или лиц их заменяющих.

Основные задачи учреждения: создание благоприятных условий, приближенных к домашним, способствующих умственному, эмоциональному и физическому развитию личности; обеспечение социальной защиты, медико-психолого-педагогической реабилитации воспитанников; освоение образовательных программ, обучение и воспитание в интересах личности, общества и государства; обеспечение охраны и укрепления здоровья воспитанников; охрана прав и интересов воспитанников.

Детский дом семейного типа (семейный детский дом) — семья, взявшая на попечение одного или несколько детей — сирот либо детей, оставшихся без попечения родителей (лишенных родительских прав). Такие семьи создаются на несколько лет по договору — контракту. Существует несколько типов семейного детского дома: семья, взявшая одного или несколько детей; несколько детей, проживающий с воспитателем; семья, в которой живут и свои и приемные дети и др.

Основными задачами детского дома семейного типа являются — создание благоприятных условий для воспитания, обучения, оздоровления и подготовка к самостоятельной жизни детей — сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (далее именуются — дети), в условиях семьи.

Детский дом семейного типа организуется на базе семьи при желании обоих супругов взять на воспитание не менее 5 и не более 10 детей, и с учетом мнения всех совместно проживающих членов семьи, в том числе родных и усыновленных (удочеренных) детей, а с 10 — летнего возраста, только с их согласия.

Общее количество детей в детском доме семейного типа, включая родных и усыновленных (удочеренных) детей, находящихся в зарегистрированном браке супругов, не должно превышать 12 человек.

Детские деревни (SOS — Киндердорф) — заведение для воспитания детей-сирот в условиях, приближенных к семейным.

Детские деревни SOS, в корне отличаются от детских домов. Так как ребята живут в условиях максимально приближенным к семейным.

В семье шесть — восемь ребят разного возраста. Каждая семья живет в отдельном коттедже. Однако, они не изолированы, они ходят в обычную школу, дружат со сверстниками, занимаются спортом, посещают кружки.

Требования к претендентам на роль мамы высокие, в частности, она не должна быть замужем или иметь своих детей.

Как всем мамам, женщине надо будет воспитывать детей и вести домашнее хозяйство. Правда, ей положены выходные, отгулы и отпуск.

Первая деревня SOS была построена на пожертвования в 1949 году в Австрии. Основатель детских деревень SOS — австрийский педагог — гуманист Герман Гмайнер.

Сейчас они уже есть в 130 странах. В России первая деревня SOS в Томилино, под Москвой в 1996 году. Вторая — в Лаврово под Орлом, и начала работу 2 года спустя. В 2000 году приняла первых воспитанников третья деревня SOS в Пушкине под Санкт — Петербургом.

Социальные приюты для детей и подростков — специализированные детские заведения стационарного типа, которое представляет собой самостоятельное учреждение или подразделение социально — реабилитационного центра, призванное оказывать социальную, правовую, медико — психолого -педагогическую помощь безнадзорным детям, ограждать их от влияния асоциальной среды, проводит комплекс мер по всесторонней реабилитации и социальной адаптации, дальнейшему жизнеустройству. Приюты создают государственными органами, общественными организациями, их учредителями могут быть и частные лица.

Центр для детей — сирот и детей, оставшихся без попечения родителей — специальные центры для временного содержания детей — сирот и детей, оставшихся без попечения родителей в возрасте до 16 лет и оказание содействия в их дальнейшей социальной жизни и передаче на воспитание в семьи граждан.

Глава 2 Социально-педагогическая реабилитация детей, оставшихся без попечения родителей

2.1 Диагностический материал

Для изучения особенностей мотивации в начальной школе мы использовали известную методику на выявление мотивационных предпочтений. Эта проба существует в разных формах — «Волшебная палочка», «Золотая рыбка», «Письмо Деду Морозу», «Цветик-семицветик» (по сказке В. Катаева), «По щучьему велению» и др. По сути, ребенку предлагается участвовать в игре, в которой некое волшебное существо или волшебная сила могут исполнить любое его желание. Такое построение методики позволяет актуализировать мотивационные предпочтения детей и облегчает вербализацию их наиболее заветных желаний. Мы использовали вариант «цветик-трех-цветик», попросив учащихся вторых классов написать на трех разноцветных лепестках «волшебного цветка» три самых заветных своих желания. Эта проба для сравнения была проведена нами и в обычной школе.

Временная перспектива и профессиональное самоопределение

Подросткам вместо картинки с тремя разноцветными лепестками мы дадим целый блокнот, на каждой странице которого будет напечатано незаконченное предложение, начинающееся словами-индукторами типа «Я хочу. », «Я мечтаю. », «Я был бы рад. », «Я стремлюсь. » и т. п. Эта методика, предложенная известным бельгийским психологом Ж. Нюттеном, носит название «Метод мотивационной индукции».

Она специально направлена на изучение мотивации. Предполагается, что, заканчивая такие предложения, человек выражает свои потребности, стремления, желания. Методика Ж. Нюттена дает возможность охарактеризовать мотивы с двух точек зрения:

по их содержанию (мотивы, связанные с учением, с собственной личностью, с общением и т. п.);

по временной отнесенности, отражающей так называемую временную перспективу будущего (реализация мотива возможна сегодня, через неделю, через много лет, — например, мотив «выучить урок» связан с сегодняшним днем, а мотив «выйти замуж» для ученицы 6-го класса — со значительно более отдаленным будущим, как минимум лет через шесть).

Шкала «Я-концепции» для детей

Личностный опросник предназначен для испытуемых 12-16 лет. Авторы — Е. Пирс, Д. Харрис. Адаптация и нормирование осуществлены А. М. Прихожан в 2002 году. Вариант дополнен контрольной шкалой — шкалой социальной желательности. Внесены изменения в текст методики, проведена новая факторизация, в результате которой были выделены три новых фактора и уточнено содержание старых. Существенно дополнена интерпретация.

На первой странице бланка проставляются необходимые сведения об испытуемом (фамилия, имя, возраст, пол, класс, дата и время проведения и др.). На следующих страницах представлен текст методики. На последней странице в рамке — место для записи оценок и выводов по результатам исследования.

Применяются два варианта бланков — для мальчиков и девочек (Приложение 1).

Методика проводится фронтально с целым классом или группой учащихся. После раздачи бланков школьникам предлагается прочесть инструкцию, затем психолог должен ответить на все задаваемые ими вопросы. После этого учащимся предлагается выполнить тренировочные задания. Затем следует проверить, как каждый из учащихся выполнил задание, точное понимание инструкции, вновь ответить на вопросы. После этого учащиеся работают самостоятельно, и психолог ни на какие вопросы не отвечает. Заполнение шкалы вместе с чтением инструкции — 25-30 мин.

Обработка и интерпретация результатов

1. Ответы «верно» и «скорее верно, чем неверно» рассматриваются вместе (обозначаются в ключах знаком «+»), ответы «скорее неверно, чем верно» и «неверно» также объединяются (обозначаются в ключах знаком «-»).

2. Выявляется тенденция к социальной желательности ответов.

Ответы по шкале социальной желательности сопоставляются с ключом табл. 1).

источник